Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

Сегодня появилась ясность в вопросе, который в первую очередь касается каждого пользователя соцсетей. Президент внес в Госдуму законопроект, смягчающий наказание по статье 282. Речь, по сути, идёт о лайках и репостах. Так, в пояснительной записке уточняется, что на практике привлечение к уголовной ответственности не всегда оказывается обоснованным.

Лайки и репосты больше не будут опасны, если, конечно, у пользователя действительно не было желания разжигать ненависть или пропагандировать терроризм. Декриминализация грозит только первой части 282-й статьи, то есть теперь случайная копия опасной для общества картинки не закончится реальным тюремным сроком. При этом интернет остаётся в правовом поле – группа лиц, которая поставила себе целью распространять опасные идеалы, всё так же может оказаться за решёткой. Туда же отправятся и рецидивисты.

Внимание власти к проблеме привлекли на предыдущей прямой линии – Владимир Путин тогда подчеркнул: с разжиганием ненависти нужно бороться, но и маразма надо избегать. Позже специалисты ОНФ по поручению президента рассмотрели десятки случаев наказаний за лайки и репосты. Изучив доклад, Путин выступил с инициативой.

Это инициатива президента, вы знаете, что он сказал, что все должно укладываться в здравый смысл и не доходить до маразма. Проявления маразма таким образом исправляются. Закон был составлен таким образом, что зачастую граждане это делали без какого-то злого умысла и не отдавали себе отчет. То есть применение показало несовершенство формулировок и необходимость внесения корректив», — сказал Дмитрий Песков.

Речь идёт, к примеру, о снимке Павла Карачушева. Он сфотографировал и выложил в личный аккаунт фотографию из Польского музея Второй Мировой. На одной из стен была свастика. Следователи расценили это как пропаганду нацизма. Молодой человек получил трое суток ареста.

«Я, конечно же, пытался донести, что мой пост не имел никаких целей пропаганды. Я ни в коем случае не оправдываю национализм и не поддерживаю Гитлера», — уверяет Павел.

При этом само наличие этой статьи в Уголовном кодексе обосновано реально существующей угрозой пропаганды деструктивных идей. По 282-ой судят пропагандистов и вербовщиков в ряды террористов, неонацистов, распространяющих свои взгляды, расистов и тех, кто призывает к сепаратизму.

Они бодро отвечали на вопросы судьи, словно и не думая о раскаянии. Алёна Савченко, Алина Орлова и Виктор Смышляев в итоге получили реальные сроки. Они воровали домашних животных, а затем издевались над питомцами, выкладывая в интернет видеозаписи и снимки расправы. Более того, они призывали других школьников последовать своему примеру. Одна из статей, по которой хабаровские живодёры получили приговор, была как раз 282-я.

«Это та самая попытка баланса, которая необходима. Потому что экстремизм — это опасное преступление и те случаи, которые мы наблюдали в практике, они тоже недопустимы. И в этом смысле предлагаемый законопроект – это попытка снять верхний уровень нормативного запрета, не представляющий какого-то деяния, оно считается административным, но если повторяется, следует уголовное преследование».

Правильной трактовкой 282-ой статьи не так давно озаботился и Верховный суд – там предложили в первую очередь искать мотив, чтобы случайно нажавшие не туда школьники и домохозяйки не получали тюремных сроков. Сегодня президент закрепил это на уровне закона. Причем поправки будут иметь и обратную силу, то есть уже вынесенные приговоры могут быть пересмотрены.

Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

Госдума окончательно одобрила законопроект, согласно которому вводятся тюремные сроки за публичные призывы к экстремизму с помощью интернета, а также за финансирование экстремистской деятельности. За экстремизм в Сети теперь можно угодить в тюрьму на пять лет, за финансовую помощь экстремистам суд имеет право наказывать шестью годами заключения, передает ИТАР-ТАСС. Поводом для уголовной статьи может статьрепост или лайк провокационных записей в интернете.

Иными словами, за лайки и репосты любой информации, которая кому-то может показаться опасной, оппозиционной, разжигающей, провокационной и т.д. человек теперь может реально сесть в тюрьму на пять лет! Благо, за интернетом в наши времена следят не только специальные машины, в режиме онлайн просматривающие все посты пользователей в тех же соцсетях, но и отряды хунвэйбинов, нашистов, кремлеботов, которые за очередной донос на слишком свободно мыслящего гражданина могут получить прибавку к жалованию, а потому количество доносов будет лишь расти, сайты и аккаунты подозрительных пользователей блокироваться, с ними-самими будут проводиться специальные действия по выявлению в их действиях и высказываниях признаков экстремизма. Тем более что согласно принятым в прошлом году законам любые сайты можно блокировать в досудебном порядке.

Как этот закон будет действовать? Так же, как и остальные репрессивные законы, то есть сугубо избирательно, как орудие борьбы с неугодными блогерами и лидерами мнений в интернете. Сами депутаты, провластные спикеры и нашисты смогут и дальше делать любые высказывания, призывающие к уничтожению различных национальных или социальных групп, оправдывающие Гитлера и нацизм и т.п. Их никто не тронет. А вот если кто-то будет критиковать Путина, «Единую Россию» и прочие ужасы, то их возьмут на карандаш и начнут усиленно мониторить на предмет экстремизма. Там, где не найдут — спровоцируют или подставят, чтобы заткнуть свободным гражданам рот. Благо, это не трудно. Уже писалось, что самый легкий путь для закрытия интернет-ресурсов: экстремистские комментарии. С 1 августа также вступит в силу закон, фактически приравнивающий топовых блогеров к СМИ и ограничивающий свободу на информацию. Как остроумно заметил по этому поводу историк Алексей Миноровский: «Для признания человека популярным блогером совсем не обязательно, чтобы у него был блог. Блог ему в ходе следствия сделать можно».

Но почему вдруг власть стала ужесточать борьбу с экстремизмом? Википедия дает замечательное пояснение: «Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия, В таких ситуациях крайние меры могут стать для некоторых лиц и организаций единственной возможностью реально повлиять на ситуацию, особенно если складывается революционная ситуация или государство охвачено длительной гражданской войной — можно говорить о «вынужденном экстремизме»».

То есть получается, что тоталитаризм в России подошел к черте, когда экстремизм может стать «вынужденным», и власть играет на опережение, начиная сажать за высказывания и мысли?

Вот примеры недавних случаев борьбы с т.н. «экстремизмом» в России:
— 23 мая 2014 года жителя Казани, сопредседателя Казанского гражданского союза Бориса Бегаева обвинили в экстремизме за ролик с критикой «Единой России» и Путина.
— 14 мая 2014 года в отношении жителя Челябинска, члена местного отделения партии «Демократический выбор» Константина Жаринова возбуждено уголовное дело по статье о «призывах к экстремизму» за перепост обращения украинской националистической организации «Правый сектор».
— В марте 2014 года стало известно, что в Государственной думе хотят приравнять «антироссийские статьи журналистов» к государственному преступлению.
— 28 явнаря 2014 года был задержан прямо в здании МГУ доцент философского факультета Вячеслав Дмитриев. Ему грозит уголовное дело за экстремизм.
— 9 января 2014 года популярный блогер Сергей ottenki_serogo Мухамедов рассказал в своем твиттере о том, что к нему домой пришли сотрудники центра по борьбе с экстремизмом из-за его критических постов о сочинской олимпиаде.
— В апреле 2013 года Центр «Э» проверял на предмет экстремизма учение каббалы, которым могли заниматься представители пермской хасидской общины.
— 20 февраля 2013 года Прокуратура Набережных Челнов вынесла экс-заведующему музеем археологии Елабужского филиала Казанского Федерального университета Раушану Валиуллину предостережение о недопустимости экстремистской деятельности. Поводом стало поступившее прокурору города Александру Евграфову письмо из ФСБ, в котором гражданский активист упрекается в «формировании резкого негативного отношения общественности к первым лицам государства», «дискредитации органов власти», провоцировании «сомнения в легитимности власти и правильности реализуемого в стране политического курса».
— 24 января 2013 года председатель Отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Димитрий Смирнов предложил проверить на экстремизм сочинения вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина.
— В августе 2012 года глава Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов обратился в Генеральную прокуратуру с требованием проверить, не является ли Общество защиты прав потребителей экстремистской организацией. Поводом к разбирательству послужила шутка ОЗПП, члены которой предложили выдвинуть патриарха Кирилла на «соискание Нобелевской премии по экономике за 2012 год за прорывной вклад в экономическую теорию товарно-денежного обмена».

Это интересно:  Как найти земельный участок по кадастровому номеру – способы поиска плана и определения границ

Собака лайка

Суть правовых позиций Верховного суда: сажать просто за лайк и репост нельзя. На скамью подсудимых должны попадать лишь те, кто осознанно разжигал вражду. Поэтому правоохранители должны доказать: человек действительно сеял ненависть и призывал к насилию, а не просто посмеялся над чьей-то глупой шуткой.

«Доказывать нужно не факт репоста или лайка, криминальны не они, — сказал заместитель председателя Верховного суда России Владимир Давыдов. — Сам по себе факт такой публикации, даже если она содержит экстремистские материалы, не должен являться основанием для возбуждения уголовного дела».

Верховный суд особо подчеркивает: в России нет уголовной ответственности ни за репосты, ни за лайки. В УК предусмотрено наказание за действия, направленные на возбуждение вражды либо ненависти.

Откуда же возникла проблема? Четыре года назад законодатели внесли небольшую поправку в статью 282 Уголовного кодекса, предусматривающую санкции за экстремизм. Было дополнено, что под статью попадают в том числе горячие действия в интернете.

Намерения у законодателей были благие: защитить общество. Интернет и, в частности, соцсети нередко становятся мощным информационным оружием в руках террористов. Свобода слова не предполагает вседозволенности: тот, кто разжигает нехорошие страсти в обществе, должен отвечать. Голос войны и ненависти должен быть заглушен.

Вряд ли хоть один разумный человек будет спорить с этими принципами. Однако на практике возобладал формальный подход. Правоохранители стали повышать статистику (а хорошая статистика для них — залог хорошей карьеры) за счет простых дел и невинных людей. Дела стали заводить на тех, кто просто лайкнул нехорошую картинку или хуже того — сделал репост.

Бывало, что человек и думать забыл о той картинке, так как лайкнул ее несколько лет назад, но тут к нему приходили люди в штатском. Все потому, что какой-то бдительный правоохранитель, а то и практикант наконец обнаружил старый «преступный» лайк.

Всем здравомыслящим людям очевидно, что подход неправильный, и это мягко сказано: ведь ломаются судьбы людей. Верховый суд специально указал правоприменителям, что они тоже должны придерживаться здравомыслящих подходов.

«Зашел человек на страничку, скопировал к себе что-то, а материал действительно экстремистский — это ни о чем не говорит ровным счетом, нужно доказывать умысел», — сказал Владимир Давыдов.

По данным Верховного суда, в прошлом году по делам об экстремизме в России были осуждены 783 человека, что составляет 0.01 процента от общего числа осужденных. При этом около 75 процента из осужденных по экстремистским статьям (572 человека) проходили именно по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Остальным инкриминировались другие статьи, например, организация экстремистского сообщества, финансирование экстремизма и т.п.

Из тех, кто обвинялся по статье 282 УК, трое были оправданы, в отношении 83 человек уголовное дело было прекращено, а в отношении 13 человек были назначены меры медицинского характера. И надо подчеркнуть, что из 572 осужденных не все привлекались за лайки и репосты. Но был риск, что число подобных дел могло вырасти, если бы практика пошла по накатанной колее «лайк — срок».

Теперь, как ожидают эксперты, правоохранителям придется пересмотреть свои позиции и по уже возбужденным делам.

«Будут ли иметь наши разъяснения обратную силу? Конечно, потому что мы разъясняем действующий закон», — сказал Владимир Давыдов.

Почему же потребовались дополнительные разъяснения? Можно много говорить о формальном подходе и погоне за отчетностью в правоохранительных органах, но подобные дела были бы невозможны без экспертов. Увы, возникла целая когорта так называемых специалистов, готовых увидеть экстремизм где угодно. Эти люди не носят погон, зато имеют ученые степени и нередко преподают в вузах. А в качестве подработки подписывают безграмотные заключения, отправляющие кого-то в тюрьму за лайки и репосты.

Председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев высоко оценил постановление пленума Верховного суда, по его мнению оно поможет улучшить судебную практику.

«Практика по делам, связанным с привлечением к ответственности за размещение тех или иных материалов в Интернете, безусловно, требует совершенствования, — сказал он. — Во многих делах, зачастую, речь идет о нарушении этических норм, глупых шутках и т.д. Но за неэтичное поведение или глупые шутки (без экстремистских намерений) не может быть уголовного наказания. Здесь нужны иные механизмы».

По мнению замглавы Минкомсвязи Алексея Волина, те, кто ставит лайки или делает перепост, вряд ли имеют злой умысел. Поэтому, по его мнению, их «стоит оставить в покое».

Проблема незаконного привлечения к уголовной ответственности за так называемые лайки и репосты в соцсетях материалов экстремистской направленности находится на постоянном контроле Генпрокуратуры. Об этом сообщили в надзорном ведомстве после того, как пленум Верховного суда России принял постановление по этой важной теме. В заседании пленума принял участие замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек.

Ранее, сообщили в Генпрокуратуре, прокурорам на местах было поручено усилить надзор за законностью при привлечения к ответственности за размещение экстремистских материалов в интернете . «Разъяснения призваны сформировать взвешенный подход при применении мер уголовно-правового характера по таким делам и определить соразмерность общественной опасности содеянного», — отметили в Генпрокуратуре.

Пожалуй, самое громкое дело, когда посадили за репост, связано не с экстремизом. Воспитательница детского сада Евгения Чудновец, живущая в Курганской области, сделала репост ролика с издевательствами над ребенком в детском лагере. Она хотела привлечь внимание правоохранителей. Вместо этого ее привлекли за якобы распространение порнографии. Нижестоящие суды вынесли обвинительный приговор и отправили ее в колонию. Это дело вызвало широкий резонанс, и впервые привлекло широкое внимание к проблеме: правоохранители не видят разницы между преступлениями и репостами.

В конечном счете Евгения Чудновец была оправдана Верховным судом России.

Кому грозит уголовная ответственность за лайки и репосты?

За что «винтят»

Репост — это распространение, соответственно, за него можно получить такое же наказание, что и за оригинальную публикацию, пояснил РБК юрист ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов . Все, что может быть признано криминальным высказыванием, может иметь форму репоста, согласен директор аналитического центра «Сова» Александр Верховский. В российских законах нет отдельного понятия «репост», а разъяснений на этот счет пока никто не дал, поэтому на практике все нормы, в которых упоминается «распространение», «публичная демонстрация», «публичные призывы», касаются и публикации ссылок, отмечают юристы.

Отдельной статистики — сколько дел было заведено за репосты, у правозащитников не оказалось. В целом, по данным «Агоры», за 2013 год было возбуждено около 220 уголовных дел за публикации в интернете. Основатель некоммерческого проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк отметил, что с наказанием за репосты он все чаще сталкивается в последние несколько месяцев — дела заводят в разных регионах страны, почему-то часто против пользователей «ВКонтакте».

Распространением информации считается и репост без собственного комментария, подчеркивает Верховский: «Это расценивается как цитата, которую человек приводит от себя». Сам по себе репост — это осознанное действие, соответственно, в нем обнаруживают прямой или косвенный умысел, согласен Гайнутдинов.

Отсутствие выраженного отношения к цитате не освобождает от ответственности. Так, в Челябинске идет суд над исследователем радикальных движений, автором книг о терроризме и общественным активистом Константином Жариновым за репост обращения националистической организации «Правый сектор» во «ВКонтакте». Ему грозит до 4 лет лишения свободы по статье «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». «Он не написал, что не согласен с этой листовкой. Позже, после обращения властей, стер публикацию, но ему это не помогло», — рассказывает Верховский. По версии следствия, которую опубликовал сам Жаринов, у него «сложилась система ценностных представлений, основанная на стойком недовольстве» действующим руководством России.

Это интересно:  Вопрос об обмене коммерческой недвижимости « UrExpert.Online

Впрочем, Верховский не припомнит случая, когда возбуждали дела против тех, кто прямо написал, что не согласен с изложенным в статье. Но комменатрии к репостам, по его наблюдениям, оставляют нечасто: «Люди в интернете обычно не придают этому значения и исходят из того, что те, кто их читают, имеют представление об их взглядах».

В делах о перепостах количество «френдов» пользователей не учитывается: по умолчанию, интернет предназначен для широкой публики, и репост считается массовым распространением. Так, 16 октября Ленинский районный суд Перми оштрафовал пользователя социальной сети «ВКонтакте» Павла Гооге за репост видео оппозиционера Алексея Навального «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002». РБК обнаружил во «ВК онтакте» только одну страницу пользователя из Перми с именем Павел Гооге — у него 36 друзей. Тем не менее, прокуратура выявила в его истории «факт массового распространения экстремистских материалов». Гайнутдинов считает, что теоретически от ответственности за «массовость» могут освободить особые настройки приватности: когда пост видят только «друзья» или узкий круг пользователей.

В Перми произошел еще один «экзотический», по словам Верховского, случай. В начале сентября пермячка Евгения Вычигина была приговорена Кировским райсудом к штрафу в размере 1 тыс. руб. за то, что была отмечена на видеозаписи во «ВКонтакте» — ролик назывался «Последнее интервью приморских партизан». Ее обвинили в хранении и распространении экстремистских материалов. « «ВК онтакте» в отличие от Facebook устроена так, что пользователю приходит уведомление, что его отметили. Он должен подтвердить отметку, и это сочли сознательным действием», — объяснил Верховский.

Страшнее СМИ

Подать иск к пользователю за репост может кто угодно — юридическое или физическое лицо, поясняет адвокат Саркис Дарбинян. Также силовики сами мониторят социальные сети, ищут провоцирующие материалы через строку «поиска» или отслеживают конкретных пользователей. Особенно они «любят » «ВКонтакте», отмечают и Дарбинян, и Верховский. При этом у сервиса есть своя внутренняя служба, которая реагирует на жалобы пользователей и блокирует страницы в случае адекватности обращения, говорят юристы: если нажать «крестик» справа от текста, пользователю будет предложено несколько вариантов жалоб.

Гайнатдулин уверен, что подобных дел в будущем станет еще больше. Закон о блогерах (вступил в силу 1 августа 2014 года, фактически приравнял блогеров к СМИ — владельцы сайтов с посещаемостью более 3 тысяч пользователей в сутки должны быть включены в специальный реестр и отвечать по законам, регулирующим нарушения в СМИ) и ужесточение законов за распространение информации должно заставить интернет-пользователей тщательно следить за публикациями, заключает Дарбинян.

Собеседники РБК считают, что в законах должно быть разделение на оригинальные и процитированные сообщения и, соответственно, предусмотрены разные формы ответственности. «Пользователи часто юридически неграмотны, они не могут знать, в какие реестры и списки добавлены те или иные материалы», — подчеркнул Дарбинян.

При участии юристов РБК составил список статей, по которым граждан уже привлекали за репост, и норм, которые потенциально могут работать в таких случаях.

1. Распространение экстремистских материалов

Что подразумевается: Экстремистскими считаются материалы, которые таковыми признал суд, — постоянно обновляющийся список опубликован на сайте Министерства юстиции. Например, видео оппозиционера Алексея Навального «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002», в котором припоминались предвыборные обещания десятилетней давности, сочли экстремистским сразу несколько региональных судов .

Что грозит: Штраф до 3 тыс. руб. , административный арест на срок до 15 суток (ст.20.29 КоАП РФ), лишение свободы на срок до 4 лет (ст.280 УК РФ).

2. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности

Что подразумевается: Прокуратура Липецкой области 22 cентября направила в суд уголовное дело по факту публичных призывов к терроризму и экстремизму. По данным следствия, житель Липецка с декабря по июль 2013 года разместил в открытом доступе на своей странице во «ВКонтакте» несколько видеоматериалов, признанных Верховным судом запрещенными на территории России. На видео были обращения, утверждают прокуроры, идеолога религиозного экстремизма Саида Бурятского и лидера организации «Имарат Кавказ» Доку Умарова.

Что грозит: Штраф в размере от 100 до 300 тыс. руб . или в размере ежемесячного дохода за период от 1 года до 2 лет , принудительные работы на срок до 3 лет , арест на срок от 4 до 6 месяцев , лишение свободы на срок до 4 лет (ст.280 УК РФ).

3. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Что подразумевается: Это продолжение темы « экстремистской деятельности » , поясняет юрист ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов.

Что грозит: Штраф в размере до 500 тыс. руб . или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет , принудительные работы на срок до 4 лет , лишение свободы на срок от 2 до 5 лет (ст.205.2 УК РФ).

4. Распространение клеветы

Что подразумевается: Подразумевается распространение любой недостоверной информации, в том числе и перепечатка. Но уголовная ответственность возможна, только если доказан умысел: подразумевается, что человек осознавал, что распространяет ложные сведения, объясняет Гайнутдинов.

Что грозит: Штраф до 500 тыс. руб . или до 6 месячных зарплат осужденного, до 160 часов обязательных работ.

5. Распространение личной или семейной тайны человека

Что подразумевается: Закон запрещает « распространение или собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении ». Менделеевский районный суд Татарстана 21 февраля вынес приговор по уголовному делу в отношении 23-летнего Александра Пермякова. Суд установил, что с января по апрель 2010 года Пермяков проник в базу данных персонального компьютера ранее незнакомой девушки и опубликовал ее фото в обнаженном виде в одной из групп «ВКонтакте». Его приговорили к штрафу 25 тыс. руб. Наказание могли получить и те, кто публиковал ссылку на его публикацию, говорит Гайнутдинов.

Что грозит: Возмещение морального ущерба, а если доказан умысел — штраф в размере до 200 тыс. руб ., ежемесячный доход за срок до 18 месяцев , обязательные работы на срок до 360 часов , исправительные работы на срок до 1 года , принудительные работы на срок до 2 лет , арест на срок до 4 месяцев , лишение свободы на срок до 2 лет ( ст.137 УК РФ).

6. Реабилитация нацизма

Что подразумевается: Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала, распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, осквернение символов воинской славы. Новгородский суд установил, что 9 сентября 2014 года житель города на своей странице во «ВКонтакте» разместил фотографии обмундирования со свастикой. Подсудимый признал вину и выплатил штраф в размере 1 тыс. руб.

Что грозит: Штраф в размере до 300 тыс. руб ., принудительные работы на срок до 3 лет , лишение свободы на тот же срок (ст.354.1 УК РФ).

7. Распространение сведений, содержащих призывы к массовым беспорядкам

Что подразумевается: Директор аналитического центра «Сова» Александр Верховский утверждает, что за распространение информации, например о несанкционированных митингах, никого лично пока не наказывали, обычно блокировалась страница.

Что грозит: Лишение свободы, принудительные работы на срок до 2 лет (ст.212 УК РФ).

8. Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской (или других экстремистских организаций) атрибутики или символики

Что подразумевается: «Если репост отображается в вашей ленте, это считается демонстрацией», — поясняет Гайнутдинов.

Это интересно:  Какие товары нельзя вернуть обратно в магазин

Что грозит: Штраф для граждан от 1 до 2 тыс. руб. , административный арест до 15 суток ( ст. 20.3 КоАП РФ).

9. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России

Что подразумевается: В Краснодарском были возбуждены уголовные дела против активистов, которые пытались провести марш за федерализацию Кубани, рассказали Гайнутдинов и Верховский.

Что грозит: Штраф в размере от 100 до 300 тыс. руб . или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет , принудительные работы на срок до 3 лет , арест на срок от 4 до 6 месяцев , лишение свободы на срок до 4 лет (ст.​280.1 УК РФ).

За лайки и репосты больше не посадят?

Юристы не видят поводов для оптимизма: скорее всего, поправки в одиозную 282 статью лишь немного осложнят путь к возбуждению уголовных дел.

18:50, 05.10.2018 // Росбалт, В России

Президент РФ Владимир Путин в среду предложил Госдуме частично декриминализировать статью УК «Возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Действительно ли пользователям соцсетей больше не грозит уголовное преследование за неосторожное обращение со свободой слова?

Владимир Васин, адвокат:

«Инициатива, в общем, положительная, но как она будет оформлена в итоге — это еще вопрос. Надо помнить, что любой законопроект еще должен пройти три чтения в Госдуме, и в это время в него могут быть внесены изменения.

Сам смысл принципа — сначала должно быть административное правонарушение, а только потом уголовное — понятен. Мы это уже проходили и с побоями, и с повторной пьянкой за рулем, и с митингами (статья 212.1). Но как это будет выглядеть в приложении к свободе выражения мнения в соцсетях — посмотрим. Не очень понятно, как будет работать административное правонарушение именно в связке со статьей 282 уголовного кодекса. КоАП — очень специфичная вещь, и там система доказывания совсем на другом уровне, чем в УК и УПК.

Многие адвокаты и правозащитники, практикующие юристы уже думают, что правоохранители будут один эпизод брать для административки и тут же наготове держать другой эпизод — для уголовного преследования. Получится переходящий конвейер. Процессуально это окажется возможным. Но повторю: то, какой будет статья в конце и как она заработает, зависит от того, какой она ляжет на подпись к самому главному человеку в стране».

Алексей Глухов, юрист международной правозащитной группы «Агора»:

«У нововведения есть плюсы и есть минусы. Плюсы заключаются в том, что те, кто сейчас осужден по части 1 статьи 282 — не важно, в сочетании с чем-то или нет, — имеют право на отмену приговора после вступления поправок в силу. Партийное большинство сказало, что они вступят в силу уже в этом году. значит, будет пересмотр приговоров, возможно, снижение сроков, а там, где только часть 1-я этой статьи, будет полное прекращение дел, и люди будут освобождаться, в том числе от судимости по этой статье.

Если же говорить о будущем, то там есть определенные риски. Новая редакция предполагает исключительно повторность. Вначале для этого надо быть привлеченным по КоАП. Но данный кодекс, мягко говоря, не предполагает оправдания. Оправдание возможно только при очень серьезных ляпах составителей протокола. Поэтому получить обязательный элемент для будущего привлечения к уголовной ответственности будет очень легко.

Можно ожидать, что после вступления в силу этих поправок будет определенный вал дел об административных правонарушениях. Их, скорее всего, будут готовить сотрудники полицейских центров по противодействию экстремизму и затем передавать прокуратуре для того, чтобы создать определенную группу людей, которых в последующем можно будет привлекать по части 1 статьи 282 в будущей редакции.

В КоАП есть срок давности, и он составляет три месяца. Но как показала правоохранительная практика, в последние годы суды, сотрудники полиции, ФСБ (бывает, что и они выявляют) и те же сотрудники прокуратуры относятся к экстремистским правонарушениям, связанным с сетью Интернет, как к длящимся правонарушениям. А длящееся правонарушение предполагает начало течения трехмесячного срока привлечения с момента выявления. В своей практике я видел дела за ролики, картинки, которые были размещены в 2009 году, а людей привлекали уже в 2017 году. То есть почти десять лет спустя. И это большой риск, и тут надо будет бороться, чтобы сломать эту практику.

Я не уверен, что правоприменительная практика будет такой, что сначала будет привлечение по КоАП, а уголовное преследование — только за свежую картинку. Есть и такой вариант, что будет обнаружено две картинки, одну из которых „приберегут“. Привлекут сначала по административке, а вторую вдруг „обнаружат“ уже после вступления в силу. И тогда привлекут уже к уголовной ответственности».

Дамир Гайнутдинов, правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора», кандидат юридических наук:

«Я бы вообще не называл это смягчением. Санкции статьи 282 остаются без изменений — до 5 лет лишения свободы за лайк или пост. Единственное, что добавилось — необходимость сначала привлечь человека к административной ответственности. Значит, теперь начнут массово штамповать административки, что еще проще.

Со сроками давности по делам об Интернете есть проблема. Власти считают такие правонарушения длящимися (абсолютно безосновательно, кстати) и срок давности привлечения к административной ответственности отсчитывают с момента „выявления“ правонарушения. То есть фактически — с даты рапорта эшника о том, что он нашел на странице юзера экстремизм. Это дает возможности привлекать людей к ответственности за публикации любой давности — хоть со времен появления Интернета.

Однако с уголовками ситуация другая. Там моментом окончания преступления считается момент совершения действия, то есть в данном случае — репоста или размещения материала в Интернете. При этом для состава преступления необходимо, чтобы на момент публикации гражданин уже был в течение года привлечен к административной ответственности. То есть не получится сразу взять две картинки, по одной составить протокол об административном правонарушении, а по второй возбудить дело. Придется ждать новой картинки».

Иван Павлов, руководитель правозащитного объединения «Команда 29», кандидат юридических наук, адвокат:

«Решение хорошее, но половинчатое. Направление я поддерживаю: декриминализовать 282-ю статью уже давно пора, но то, что это сделано не до конца — остается только пожалеть. Мне кажется, что к уголовной ответственности за экстремизм, за совершение действий, возбуждающих ненависть и вражду, можно привлекать только в том случае, если это сопряжено с насилием или с угрозой применения насилия. А если это с насилием не связано, то уголовная ответственность наступать не должна.

Также печальным является тот факт, что перевод из уголовной в административную юстицию 1-й части 282-й статьи УК в ее нынешней редакции сопряжен с такой санкцией как административный арест. То есть все равно людей за лайки и репосты могут сажать. Это тоже негативный момент.

Разная практика применения статей обусловлена „резиновым“ законодательством об антиэкстремизме и вообще достаточно вольным применением законодательства на местах. Если возможности для привлечения к ответственности существуют, то обязательно прецеденты будут. Правоприменитель — я имею в виду правоохранительные органы — настроен достаточно агрессивно. В реальности между двух зол правоприменитель выбирает оба».

Статья написана по материалам сайтов: ren.tv, pikabu.ru, rg.ru, www.rbc.ru, www.rosbalt.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector