+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

На какие обстоятельства обращает внимание суд при рассмотрении дела о возмещении морального вреда

Понятие морального вреда

В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, в случаях нарушения трудовых прав работника, при нарушении прав потребителя.

Подведомственность и подсудность дел

Мировому судье подсудны дела по искам о компенсации морального вреда, если требование о компенсации производно от имущественного требования, когда это допускается законом, например по делам о защите прав потребителей, если цена иска не превышает 500 МРОТ, а также если требование связано с защитой неимущественных прав (нематериальных благ).

Что делает судья при подготовке дела к судебному разбирательству и при рассмотрении дела

Задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются: уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела; определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон; разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса; представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле; примирение сторон.

При подготовке дела к судебному разбирательству судья: разъясняет сторонам их процессуальные права и обязанности; опрашивает истца или его представителя по существу заявленных требований и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства в определенный срок; опрашивает ответчика по обстоятельствам дела, выясняет, какие имеются возражения относительно иска и какими доказательствами эти возражения могут быть подтверждены, и совершает ряд других необходимых процессуальных действий. Судьей на стадии подготовки дела к судебному разбирательству проводится предварительное судебное заседание, которое имеет своей целью процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, определение достаточности доказательств по делу.

Стороны в предварительном судебном заседании имеют право предъявлять доказательства, приводить доводы, заявлять ходатайства.

Судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании, извещает стороны, других лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения дела, вызывает других участников процесса.

Стороны извещаются о времени и месте рассмотрения дела, вызываются свидетели. Гражданские дела рассматриваются и разрешаются мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству.

При рассмотрении дела в судебном заседании суд обязан заслушать объяснения сторон, показания свидетелей, ознакомиться с заключениями экспертов, письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства и т.д.

При разрешении споров, связанных с предъявлением требований о взыскании компенсации причиненного морального вреда, судье необходимо учитывать, что эти вопросы в сфере гражданских правоотношений регулируются различными законами и для правильного разрешения каждого конкретного спора нужно выяснить характер взаимоотношений сторон, правовые акты, подлежащие применению по конкретному делу, и когда эти акты вступили в законную силу, предусмотрена ли ими возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений.

Судьям при разрешении споров, связанных с предъявлением требований гражданами о взыскании в судебном порядке компенсации причиненного им морального вреда, необходимо руководствоваться положениями ГК РФ.

Детальное регулирование компенсации морального вреда предусмотрено ст. 1099, 1100 и 1101 ГК РФ. Данные статьи содержат общие положения о компенсации морального вреда, основания компенсации, способы и размеры компенсации.

Помимо ГК РФ, судья при разрешении споров, связанных с предъявлением требований о взыскании компенсации морального вреда, должен руководствоваться положениями законов, например Законов РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей», от 28 июня 1991 г. N 1499-I «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации», Федеральных законов от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» и рядом других, материалами судебной и судебно-арбитражной практики разрешения споров о компенсации морального вреда (постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» и др.).

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, устанавливающий ответственность по сравнению с действующим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (ч. 1 ст. 54 Конституции РФ).

Однако если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации.

В ст. 151 ГК РФ содержится общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способы компенсации морального вреда. В соответствии с этой нормой, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Суду необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»).

При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., компенсация определяется судом в денежной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г., — только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Исходя из этого размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, материальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ (п. 2 ст. 43 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., п. 1 ст. 208 части первой ГК РФ по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г.).

Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан.

Компенсация морального вреда по общему правилу допускается при наличии такого критерия, как степень вины причинителя. Вместе с тем в ст. 1100 ГК РФ предусмотрены четыре случая, когда моральный вред компенсируется независимо от вины:

— причинение вреда жизни и здоровью граждан источником повышенной опасности (например, в результате наезда автомобиля);

— причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде;

— незаконное наложение административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— причинение вреда в связи с посягательством на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина.

Моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда, т.е. как наряду с ним, так и самостоятельно компенсация морального вреда производится в денежном выражении.

Следующими критериями являются степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, как следует из анализируемых норм, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст. 151 ГК РФ). Такая формулировка может дать основания для предположения, что возможно причинение неправомерным деянием иных, не связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего страданий, но их степень не следует учитывать при определении размера компенсации. Однако подобный вывод вряд ли следует считать соответствующим действительным намерениям законодателя. Под степенью страданий следует понимать глубину страданий («глубина страданий» — возможно, не очень хорошее сочетание, но именно так мы говорим, испытывая, например, боль — «слабая боль», «терпимая боль», «сильная боль», «нестерпимая боль», — это определяет, насколько глубоко страдание). При этом для «среднего» человека глубина страданий зависит в основном от вида того неимущественного блага, которому причиняется вред, и степени его умаления, а индивидуальные особенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степень). Поэтому во внимание должны приниматься как «средняя» глубина (презюмируемый моральный вред), так и обусловленное индивидуальными особенностями потерпевшего отклонение от нее, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и определить соответствующий ему размер компенсации.

Моральный вред компенсируется лишь при подтверждении факта причинения потерпевшему нравственных или физических страданий. Обязанность доказывания, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, лежит на самом потерпевшем.

С введением в действие части второй ГК РФ эти критерии были дополнены другими, установленными в ст. 1101: учитываются требование разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий должен оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Третий критерий — требование разумности и справедливости. На первый взгляд, это требование кажется несколько необычным и даже странным, будучи примененным к отдельному институту гражданского права — компенсации морального вреда, так как трудно предположить, что законодатель не предъявляет подобного требования к судебному решению по любому делу. Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается только двумя законами.

В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» (с последующими изменениями и дополнениями) моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителями (исполнителями, продавцами) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных российскими законами и правовыми актами, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер возмещения вреда определяется судом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Другим нормативным актом, предусматривающим денежную компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, является Закон РФ «О статусе военнослужащих». Часть 5 ст. 18 этого Закона содержит норму, согласно которой государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу; незаконного осуждения; незаконного снижения в должности или воинском звании; несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот. Следовательно, военнослужащие вправе выдвигать требования о компенсации морального вреда, в частности при несоблюдении условий контракта и незаконном лишении прав и льгот, т.е. в случаях причинения имущественного вреда.

Это интересно:  Примеры и образцы исковых заявлений в суд

Названными законами охватывается, конечно, крайне малая часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение зачастую даже первичных потребностей, а также в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться провозглашенными правами при отсутствии материальных средств, ограничении своей свободы, понимании даже формального неравноправия, ощущении незащищенности себя и своей семьи.

В соответствии с ч. 2 ст. 151 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется по усмотрению суда. Закон устанавливает лишь некоторые ориентиры для такого усмотрения. Наряду с теми, которые приведены в данной статье (степень вины причинителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред), ст. 1100 ГК РФ содержит общие указания: необходимость учитывать требования разумности и справедливости. В данной статье содержится также рекомендация учитывать иные заслуживающие внимания обстоятельства. Каждая конкретная ситуация может иметь свои особенности. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» предусмотрено, что компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 151 и п. 2 ст. 1101 ГК РФ, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом физических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных способностей потерпевшего.

После судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания.

После принятия и подписания решения суд возвращается в зал заседания, где председательствующий или один из судей объявляет решение суда. Затем председательствующий устно разъясняет содержание решения суда, порядок и срок его обжалования.

При объявлении только резолютивной части решения суда председательствующий обязан разъяснить, когда лица, участвующие в деле, их представители могут ознакомиться с мотивированным решением суда.

Глава 2. Особенности рассмотрения и разрешения дел о компенсации морального вреда

§ 1. Понятие морального вреда.

Правовое регулирование института компенсации морального вреда

Институт компенсации морального вреда в российском законодательстве действует сравнительно недавно.

Впервые возможность компенсации морального (неимущественного) вреда в денежной форме была установлена в ст. 39 Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации», введенного в действие с 1 августа 1990 г., за распространение средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб.

Позже действие этого института было значительно расширено как путем принятия общих, так и специальных (регулирующих отдельные правоотношения) норм права.

Наиболее важные законодательные акты, регулирующие институт компенсации морального вреда, приведены в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. N 10 (с последующими изменениями и дополнениями). В нем перечислены не только действующие в настоящее время законы, но также и действовавшие ранее. Это представляется полезным в связи с тем, что по общему правилу возмещение вреда (в том числе и морального) осуществляется по нормам права, действовавшим на время его причинения, а в судебной практике до сих пор встречаются дела о компенсации морального вреда, причиненного в период действия законодательных актов, которые в настоящее время либо утратили силу, либо включены в другие законы.

В связи с этим для правильного рассмотрения и разрешения дел о компенсации морального вреда необходимо знать историю развития законодательного регулирования этого института.

В законодательном регулировании института компенсации морального вреда (после введения в действие указанного выше Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации») можно выделить два имеющих принципиальное значение периода:

1) с 3 августа 1992 г., когда на территорию Российской Федерации было распространено действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, до 1 января 1995 г.;

2) с 1 января 1995 г., когда была введена в действие часть первая Гражданского кодекса РФ, по настоящее время.

Названные Основы (ст. 131) установили общее положение об ответственности за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, — независимо от специального указания о возможности его компенсации в законе, регулирующем те или иные конкретные правоотношения, а также от того, какие права (имущественные либо неимущественные) нарушены этими действиями.

Такое регулирование дало основание судам взыскивать компенсацию морального вреда не только по делам, возникающим из гражданских правоотношений, но и по делам, возникающим из трудовых, публичных и других правоотношений.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п. 4 названного выше Постановления специально разъяснил: «. отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., может быть применена статья 131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.».

Возможность компенсации морального вреда в публичных правоотношениях — в случае его причинения незаконными действиями государственных органов и должностных лиц — допускалась ст. 127 названных Основ, согласно которой вред, причиненный гражданину или юридическому лицу незаконными действиями государственных органов, а также должностных лиц при исполнении ими обязанностей в области административного управления, возмещается на общих основаниях, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Если такой вред возмещался, как указано в законе, на общих основаниях, то, следовательно, обязательства, возникающие вследствие причинения вреда незаконными действиями государственных органов или должностных лиц в области административного управления, регулировались и ст. 131 Основ, предусматривавшей компенсацию морального вреда.

Эти нормы сохраняли силу до 1 марта 1996 г., когда была введена в действие часть вторая ГК РФ, которая также допустила возможность компенсации морального вреда в указанных отношениях (ст. ст. 1069 и 1099).

Основы не ставили возможность компенсации морального вреда в зависимость от того, какие права (имущественные или неимущественные) были нарушены, а исходили лишь из самого факта противоправного причинения гражданину нравственных или физических страданий.

Это дало основание судам взыскивать компенсацию морального вреда за вред, причиненный нарушением имущественных прав гражданина (если он был причинен до 1 января 1995 г.).

Например, суды взыскивали компенсацию морального вреда по требованиям работников, которым длительное время не выплачивали заработную плату.

С 1 января 1995 г. вступила в действие часть первая ГК РФ, которая внесла принципиальные изменения в регулирование института компенсации морального вреда.

В силу ст. 151 ГК РФ денежная компенсация морального вреда присуждается, если он причинен гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага (их перечень, носящий неисчерпывающий характер, приведен в ст. 150 ГК РФ: жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства и др.); в случаях нарушения иных прав (имущественных) присуждение денежной компенсации причиненного морального вреда допустимо только, если это прямо предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 2 ГК РФ неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ.

Из этого следует, что виновное нарушение этих благ в любых отношениях (трудовых, публичных и др.) влечет последствия, предусмотренные гражданским законодательством, включая компенсацию морального вреда на основании ст. ст. 151 и 152 ГК.

Например, на основании этих норм суды взыскивали компенсацию морального вреда по делам о восстановлении на работе, когда признавали, что в результате незаконного увольнения работника нарушено такое неимущественное право, как его деловая репутация.

Вместе с тем ГК РФ установил, что компенсация морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав, на основании общих норм невозможна.

Следовательно, за вред, причиненный в период с 1 января 1995 г. до настоящего времени, компенсация морального вреда допускается:

1) при нарушении личных неимущественных прав либо других нематериальных благ — на основании общей нормы, содержащейся в ст. 152 ГК РФ, независимо от наличия специальной нормы, регулирующей конкретные правоотношения;

2) при нарушении имущественных прав — только на основании специальной нормы, предусматривающей такую компенсацию в данных правоотношениях.

Таким образом, при причинении вреда после 1 января 1995 г. важнейшее значение для решения вопроса о компенсации морального вреда имеет характер правоотношений, возникших между потерпевшим и причинителем вреда.

Определенный вклад в регулирование института компенсации морального вреда в трудовых правоотношениях (а они затрагивают как имущественные, так и неимущественные права работников) внес Трудовой кодекс РФ (ТК), введенный в действие с 1 февраля 2002 г.

Согласно ст. 237 ТК моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размере, определенном соглашением сторон трудового договора; в случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

О праве работника на компенсацию морального вреда при нарушении работодателем его прав (без разграничения на имущественные и неимущественные права) указано также в ст. ст. 3, 21 и 394 ТК.

Исходя из этих норм, Пленум Верховного Суда РФ в п. 63 Постановления «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» N 2 от 17 марта 2004 г. разъяснил:

«В соответствии с частью четвертой статьи 3 и частью седьмой статьи 394 Кодекса суд вправе удовлетворить требование лица, подвергшегося дискриминации в сфере труда, а также требование работника, уволенного без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконно переведенного на другую работу, о компенсации морального вреда.

Учитывая, что Кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы)».

Таким образом, по делам, возникающим из трудовых правоотношений, компенсация морального вреда работникам допускается:

в период с 3 августа 1992 г. до 1 января 1995 г., а также с 1 февраля 2002 г. и по настоящее время — при нарушении любых трудовых прав работников (как имущественных, так и неимущественных);

в период с 1 января 1995 г. до 1 февраля 2002 г. — только при нарушении неимущественных прав работника.

Правильное определение характера правоотношений, возникающих между сторонами по делам о компенсации морального вреда, и закона, который их регулирует, имеет большое значение для вынесения законных и обоснованных решений.

По таким делам подлежит применению закон, действовавший во время причинения вреда, а не закон, действующий на время разрешения дела судом или на время наступления нравственных или физических страданий.

Если на время причинения вреда такого закона не было, то компенсация морального вреда невозможна.

Об этом дано разъяснение в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10:

Это интересно:  Как узнать владельца карты по номеру карты

«Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (пункт 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации).

Однако если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации».

Что понимается под моральным вредом и в чем он выражается?

В п. 2 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснено:

«Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».

Важно обратить внимание на ту часть данного разъяснения, в которой указывается на возможность компенсации морального вреда, причиненного утратой родственников, поскольку в этом вопросе суды допускают ошибки.

В качестве характерного примера компенсации морального вреда в связи с утратой супруга можно привести следующее дело.

Л. обратился в суд с иском к прокуратуре Брянской области о возмещении материального вреда в сумме 29 тыс. руб. и компенсации морального вреда в сумме 100 тыс. руб., ссылаясь на то, что 13 мая 1999 г. был незаконно задержан и три месяца незаконно содержался в местах лишения свободы, в результате чего ему причинен материальный ущерб и моральный вред, ухудшилось состояние здоровья и пострадала его репутация. 7 февраля 2000 г. он умер, после чего в дело вступила его жена Ш., которая просила признать незаконными действия работников милиции и прокуратуры, признать Л. жертвой ареста и заключения под стражу, признать факт нарушения ее права на уважение семейной жизни, взыскать с Генеральной прокуратуры РФ, МВД России и Министерства юстиции РФ по 1 млн. руб., а также компенсацию морального вреда в размере: 40 тыс. руб. — с Генеральной прокуратуры РФ, 40 тыс. руб. — с МВД России, 20 тыс. руб. — с Министерства юстиции РФ.

Заочным решением Советский районный суд г. Брянска от 15 октября 2001 г. иск удовлетворил частично, признал незаконными действия работников Советского РОВД г. Брянска, изолятора временного содержания г. Брянска и бездействие работников прокуратуры Советского района г. Брянска; признал, что было допущено нарушение права Ш. на уважение семейной жизни; с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу истицы взыскал компенсацию морального вреда в сумме 10 тыс. руб., а в остальной части иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Брянского областного суда 15 ноября 2001 г. заочное решение в части компенсации морального вреда отменила, а в остальной части оставила без изменения; по делу вынесла новое решение об отказе Ш. в иске о компенсации морального вреда.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения в части отмены заочного решения и вынесения нового решения и об оставлении в силе заочного решения.

Президиум Брянского областного суда 7 августа 2002 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Отмену заочного решения в части компенсации истице морального вреда и вынесение нового решения об отказе в этой части иска кассационная инстанция мотивировала тем, что моральный вред был причинен не истице, а ее мужу, но в связи с его смертью не может быть компенсирован; возмещение же вреда за нарушение права на уважение семейной жизни законом не предусмотрено.

Между тем с этим выводом согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Как видно из дела, Л. вместо однофамильца был незаконно задержан работниками Советского РОВД г. Брянска по подозрению в совершении убийства и помещен в изолятор временного содержания. Три месяца он незаконно находился под стражей в следственных изоляторах г. Брянска и г. Коломны Московской области, что причинило моральный вред как ему, так и его жене. Однако судебная коллегия областного суда не учла эти обстоятельства, а, отказывая в иске о компенсации морального вреда, сослалась на отсутствие закона, регулирующего данные правоотношения.

Между тем согласно п. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснил, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни и т.п.).

Суд первой инстанции правильно признал, что Ш. незаконными арестом мужа и заключением его под стражу был причинен моральный вред, который подлежит компенсации. При таких обстоятельствах у кассационной инстанции не имелось предусмотренных ст. 306 ГПК РСФСР оснований к отмене решения в части компенсации морального вреда. Учитывая, что материалами дела подтверждено нарушение права Л. на уважение частной и семейной жизни, закрепленное ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 23 Конституции Российской Федерации, умалено достоинство личности Ш., которое в соответствии со ст. 21 Конституции Российской Федерации охраняется государством, вынесенное кассационной инстанцией решение об отказе ей в иске о компенсации морального вреда подлежит отмене, а заочное решение — оставлению в силе как законное и обоснованное .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 1.

Таким образом, закон допускает компенсацию морального вреда потерпевшему не только причинением именно ему физических страданий в результате увечья, но и нравственных страданий в результате гибели близкого человека (супруга, родителя, ребенка и др.).

По общему правилу компенсация морального вреда допускается при наличии вины причинителя вреда.

Однако в ряде случаев закон делает исключения из этого правила.

Так, в силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

— вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

— вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

— вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

— в иных случаях, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется лишь в денежной форме. До 1 января 1995 г. компенсация была возможна не только в денежной, но и в иной материальной форме.

Определение размера компенсации морального вреда

Определение размера компенсации морального вреда относится к одному из проблемных вопросов этого правового института. Это связано с тем, что в российском законодательстве нет четко сформулированных критериев и методов оценки размера компенсации морального вреда. Практикой выявлено несовершенство существующих законодательных критериев, их недостаточность. Естественно такое положение вызывает много проблем при решении споров о компенсации морального вреда в судебном порядке.

В настоящее время размер компенсации морального вреда устанавливается по решению суда, можно сказать по личному усмотрению суда.

Критерии определения размера компенсации морального вреда установлены в статьях 151 ГК РФ и 1101 ГК РФ.

В соответствии с положениями статьи 151 ГК РФ:

«При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред».

Статья 1101 ГК РФ несколько дополняет список критериев определения размера компенсации:

«2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего».

Более подробные разъяснения даны в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10. В этом же Постановлении даны рекомендации и разъяснения по части вопросов, возникающих в правоприменительной деятельности при определении размера компенсации вреда.

При рассмотрении заявленных требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда, в соответствии с пунктом 8 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10, необходимо учитывать то, что, по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме. А по правоотношениям, которые возникли после 1 января 1995 года – только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В соответствии с действующим законодательством размер компенсации зависит:

· от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий;

· степени вины ответчика в каждом конкретном случае;

· иных заслуживающих внимание обстоятельств.

Учитывается также требование разумности и справедливости, предусмотренное в статье 1101 ГК РФ. Так, например, в качестве своеобразного критерия может послужить материальное положение лица, причинившего моральный вред. В соответствии с пунктом 2 статьи 1083 ГК РФ по критерию материального положения причинителя суд может уменьшить размер возмещения вреда, за исключением случаев, если вред причинен умышленно.

Этот критерий приводится во избежание возникновения бедственного материального положения семьи лица, возмещающего моральный вред, или его самого. В качестве подтверждения тяжелого материального положения могут быть предоставлены документы о доходах, наличии и количестве иждивенцев, справки о составе семьи. Материальное положение истца напротив не должно учитываться при вынесении решения о размере компенсации, так как это повлечет вынесение различающихся в размере компенсации решений по аналогичным ситуациям.

Необходимо обратить внимание, что применение требований разумности и справедливости специально предусмотрено только для одного правового института в гражданском праве — института компенсации морального вреда. В статье 6 ГК РФ регламентирующей применение гражданского права по аналогии, в пункте втором говорится о требованиях добросовестности, разумности и справедливости, как общих принципах гражданского права, но их применение в конкретном случае предусмотрено лишь статьей 1101 ГК РФ. Скорее всего, это связано именно с проблематичностью и сложностью денежной оценки нравственных и физических страданий и внесение подобных требований должно, по мнению законодателя, привести к вынесению судом решения в виде размера компенсации более адекватного к перенесенным страданиям.

Решение суда может быть оспорено или отменено судом второй инстанции, и дело направлено на новое рассмотрение в случае, если судом недостаточно изучены доказательства, представленные по делу, нарушены нормы материального права. При такой размытости критериев (в данном случае применение требований разумности и справедливости), подобное встречается нередко. Рассмотрим аналогичную ситуацию на примере из судебной практики (Определение Верховного Суда Российской Федерации №31-В05-5 от 27 сентября 2005 года).

П. был задержан по подозрению в убийстве, и в качестве меры пресечения ему было избрано заключение под стражу. Через месяц П. был привлечен в качестве обвиняемого по части 1 статьи 105 УК РФ (убийство).

Приговором суда П. осужден к девяти годам лишения свободы с содержанием в исправительной колонии строгого режима. Постановлением президиума Верховного Суда приговор был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Определением суда уголовное дело возвращено прокурору для дополнительного расследования. Мера пресечения в отношении П. избрана в виде подписки о невыезде.

Это интересно:  Владельцев сайтов будут штрафовать за разглашение персональных данных

Постановлением прокурора мера пресечения в отношении П. изменена на содержание под стражей, дело с обвинительным заключением направлено в районный суд. Определением суда уголовное дело по обвинению П. возвращено прокурору для производства дополнительного расследования, мера пресечения изменена на подписку о невыезде. Постановлением следователя прокуратуры уголовное дело в отношении П. прекращено ввиду недоказанности его участия в совершении преступления.

П. и З. подали надзорную жалобу, в которой просят изменить постановления, вынесенные судами первой и кассационной инстанций, увеличив сумму компенсации морального вреда в пользу П. а также отменить определение президиума Верховного Суда в части отказа в компенсации морального и материального вреда З. Обсудив доводы надзорной жалобы, коллегия считает, что определение Президиума Верховного соответствует закону; решение суда и определение коллегии в части определения размера денежной компенсации П. морального вреда подлежит отмене.

Согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Данная статья содержит общие основания денежной компенсации морального вреда, конкретные основания компенсации морального вреда содержатся в статье 1100 ГК РФ. Так, в соответствии с абзацем 3 статьи 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

При разрешении возникшего спора в настоящем случае нельзя руководствоваться одной лишь статьей 151 ГК РФ, необходимо руководствоваться и статьей 1100 ГК РФ. По их смыслу и взаимной связи правом на компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда законодатель наделил только гражданина, которому вред причинен в результате его, в частности, незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Таким образом, определение Президиума об отмене решения суда и определения судебной коллегии в части взыскания в пользу З. 5000 рублей компенсации морального вреда и вынесении в этой части нового решения об отказе ей в иске является законным.

Вместе с тем при определении размера денежной компенсации морального вреда П. районным судом и судебной коллегией существенно нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем, дело в этой части коллегия считает необходимым направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В силу статьи 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Определяя размер компенсации морального вреда П., суд исходил, в частности, из оснований прекращения уголовного дела, а именно «из-за недоказанности участия в совершении преступления (отсутствие оправдательного приговора)». Однако обстоятельство, по которому прекращено уголовное преследование, не имеет правового значения при определении размера компенсации морального вреда.

Как видно из материалов дела, в отношении П. в течение длительного времени совершались незаконные действия, он незаконно 27 месяцев содержался под стражей и 4 месяца находился под подпиской о невыезде.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд не учел в полной мере объяснение П. о том, что в период незаконного применения к нему мер пресечения, и отбывания примененной в отношении его меры наказания он болел, что усугубляло его страдания. Это обстоятельство нуждается в исследовании в заседании суда первой инстанции.

В связи с изложенными обстоятельствами нельзя согласиться с выводами суда, сделанными в процессе определения размера денежной компенсации морального вреда, причиненного П.

При новом рассмотрении дела в этой части суду следует определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, и вынести законное и обоснованное решение.

Одновременно нужно учитывать степень вины истца, его роль в возникновении вреда. Проверке подлежит факт отсутствия умысла на возникновение вреда в действиях или бездействиях последнего.

Можно обратиться к статье 1083 ГК РФ «Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред». В пункте 1 этой статьи сказано, что не подлежит возмещению вред, возникший в результате умысла потерпевшего. В соответствии с пунктом 2 статьи 1083 ГК РФ, при содействии возникновению вреда грубой неосторожности потерпевшего, при учете зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда, размер возмещения вреда должен быть уменьшен. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Многие цивилисты предлагают выделить в качестве отдельного критерия имущественное положение лица, причинившего вред, а также степень вины потерпевшего.

Если речь идет о несоответствующих действительности порочащих сведениях, распространенных в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации. Данная позиция нашла отражение в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года №3 «О судебной практике по делам о защите чести, достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Размер компенсации морального вреда не зависит от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований.

Оценка судом степени физических или нравственных страданий осуществляется с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных страданий.

Как упоминалось в предыдущем разделе, определение степени глубины морального вреда, а именно глубины перенесенных физических и нравственных страданий является важнейшим моментом при определении размера его компенсации.

В правой доктрине приводится понятие «искренности» страданий. Как и во многих вопросах связанных с компенсацией морального вреда, мы сталкиваемся здесь с очередной оценочной категорией. Инструмента для точного измерения глубины или степени страданий не существует, также не существует инструмента или формулы для вычисления денежного размера или эквивалента причиненного вреда.

При оценке степени страданий суд должен учитывать индивидуальные особенности потерпевшего. По мнению большинства ученых и из анализа судебной практики, как правило, при определении за основу берется некая средняя величина. Учитывается возможная реакция человека со здоровой психикой. Сложность определения размера заключается в том, что все эти критерии и величины являются условными единицами и применение той или иной величины зависит от субъективной оценки судьи рассматривающего данное дело о компенсации морального вреда.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом. Значит суд должен путем оценки представленных доказательств сторон, путем проведения экспертиз и анализа полученных сведений установить объем, глубину и искренность страданий. Четкой формулы вычисления этих характеристик морального вреда нет, да, наверное, и не возможно их составить. Денежному исчислению может подлежать только компенсация причиненного вреда.

Нравственные страдания выражаются в претерпевании стыда, унижения, возникновении неприятных переживаний, затрагивающих эмоциональное состояние лица, наносящее вред его психическому благополучию.

Поэтому, при определении размера компенсации, оценке должно подлежать эмоциональное состояние лица, которому нанесен вред. Данное состояние может квалифицированно оценить только специалист, поэтому чаще всего привлекаются в качестве специалистов практикующих психологов или же назначается судебная психологическая экспертиза. Степень страдания оценивается по собственным оценкам потерпевшего, показаниям свидетелей (родных, близких, соседей и так далее), по заключению, вынесенному в результате проведения судебно-психологической экспертизы. Разные люди по-разному реагируют на обиды и оскорбления, причиненные им, это проявляется и во внешней реакции и в степени внутреннего душевного переживания. Именно эти индивидуальные отличия и должны быть учтены судом.

Физические страдания выражаются в возникновении вреда, вызванного воздействием на здоровье потерпевшего. Примером физических страданий может послужить причинение боли, ухудшение состояния здоровья, которое нередко может выражаться в виде серьезных негативных последствий, например повышение артериального давления, потеря слуха, зрения, сердечные приступы, бессонница, головные боли, мигрень и так далее.

Отметим, что при оценке физических страданий также должны учитываться индивидуальные особенности потерпевшего. Например, не могут быть равно оценены физические страдания в случае избиения преступником взрослого человека или ребенка, пенсионера.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 года №3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда причиненного повреждением здоровья» приводятся дополнительные обстоятельства, которые нужно учитывать при оценке размера компенсации морального вреда. А именно, степень тяжести травм и иного повреждения здоровья.

Суд, определяя глубину, степень страданий учитывает оценку их самим потерпевшим, а также учитывает оценку близких, родственников, друзей, коллег по работе. Обязательно учитывается оценка врача, так как только он может дать квалифицированную оценку о действительных эмоциональных, психических и физических нарушениях, возникших в связи с причинением морального вреда.

Обязанностью суда является доскональное изучение всех конкретных обстоятельств дела, всех представленных доказательств, рассмотрение степени страданий и, основываясь на анализе всего этого, определение размера присуждаемой компенсации.

В существующих в действующем законодательстве критериях определения размера компенсации морального вреда говорится о характере причиненных страданий. По мнению многих специалистов речь в данном случае идет о значимости нематериальных благ. Например, и право авторства и право на жизнь и здоровье являются нематериальными благами. Но наверняка, нравственные и физические страдания, вызванные нарушением авторских прав, будут меньше, чем нравственные и физические страдания, вызванные причинением вреда здоровью, или вызванные смертью члена семьи. То есть в данном случае можно сказать о том, что материальные блага, в общем, имеют свою общепризнанную ценность, однако ее определение опять же лежит в разряде оценочных категорий, тесно связанных с субъективным мнением судьи, рассматривающего дело.

В приведенных выше критериях указывается на зависимость размера компенсации морального вреда от степени вины ответчика в каждом конкретном случае. Исключение будут составлять случаи, предусмотренные статьей 1100 ГК РФ, о них же говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №10, автор приводил список подобных случаев в разделе 4 данной книги «Основания возникновения права на компенсацию».

В том же случае, если вина является основанием для возникновения ответственности, необходимо анализировать ее степень. Есть основания предполагать, что присутствие умысла при нарушении нематериальных благ вызывает, как правило, более сильные нравственные переживания и вызывает больше негативных эмоций, чем, например, моральный вред, причиненный по-неосторожности.

Характеризуя критерии определения размера морального вреда, нельзя не заметить пробелы в существующем законодательстве. Проблемность данного вопроса (определения размера компенсации) можно было бы уменьшить, установив более четкие, развернутые, объективные критерии. Критерии, существующие сейчас, носят общий, можно даже сказать абстрактный характер, и в вопросе определения размера компенсации судьям предоставляются практически неограниченные полномочия. Не существует ни верхнего, ни нижнего предела присуждаемой денежной компенсации.

Пробелы законодательства в некоторой степени компенсируются судебной практикой, формирующей судебные прецеденты при определении размеров компенсации морального вреда. Российская Федерация в системе правовых семей относится к Романо-германской правовой семье, для которой судебный прецедент не является источником права, однако не стоит игнорировать роль судебной практики при разрешении трудовых споров.

И, кроме того, в силу нечеткого правового регулирования данного вопроса, в судебной практике размер присуждаемых компенсаций по однородным делам сильно варьируется, отсутствует системность в подходе судов к определению размера компенсации.

Более подробно с вопросами, касающимися компенсации морального вреда, Вы можете ознакомиться в книге авторов ЗАО «BKR-Интерком-Аудит» «Компенсация морального вреда. Правовое регулирование. Практика. Документы».

Статья написана по материалам сайтов: lawbook.online, studfiles.net, www.audit-it.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector