+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 1186 ГК РФ. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

Новая редакция Ст. 1186 ГК РФ

1. Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже.

2. Если в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

3. Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Содержание

Комментарий к Ст. 1186 ГК РФ

Международный договор — это соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (ст. 2 ФЗ О международных договорах РФ»).

Выделяют многосторонние (например, Вашингтонская конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 г.) и двусторонние договоры. Многосторонние договоры, в свою очередь, делятся на универсальные (Венская конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.) и региональные (Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.).

Под обычаями понимаются сложившиеся в результате многократного повторения при аналогичных условиях правила поведения субъектов международного частного права.

Другой комментарий к Ст. 1186 Гражданского кодекса Российской Федерации

При отсутствии иностранного элемента необходимость в решении коллизионного вопроса не возникает. При соответствующем наличии же такого элемента применимое право определяется на основании международных договоров РФ, ГК, других федеральных законов и признаваемых в Российской Федерации обычаев.

Само присутствие иностранного элемента в отношении не обязательно предопределяет решение коллизионного вопроса в пользу иностранного материального права. Действие коллизионной нормы может иметь своим результатом применение российского материального права.

В силу п. 4 ст. 15 Конституции, ст. 7 ГК действует правило о приоритете международного договора РФ над нормами внутреннего законодательства, в том числе и относящимися к области МЧП. Данное правило конкретизировано в п. 3 комментируемой статьи в отношении международных договоров РФ, содержащих материально-правовые нормы (см. далее).

Нормы, касающиеся определения применимого права к соответствующим гражданско-правовым отношениям, могут содержаться не только в ГК, но в других российских законах. Вместе с тем, как следует из п. 2 ст. 3 ГК, на который есть прямая ссылка в п. 1 комментируемой статьи, здесь имеются в виду только федеральные законы. Кроме того, упомянутые законы должны соответствовать ГК. Исходя из изложенного, можно заключить, что данные законы не могут противоречить помещенным в ГК правилам в области МЧП. В качестве примеров актов, включающих в себя и коллизионные нормы, могут быть названы Законы о залоге, о лизинге. Основной же массив коллизионного регулирования содержится именно в ГК.

Допускается определение применимого права на основании обычаев, признаваемых в Российской Федерации. Сходное положение на этот счет содержалось в Основах гражданского законодательства (ст. 156). Данное указание отражает принципиальное признание обычая в качестве источника МЧП. Речь здесь прежде всего идет об обычаях, действие которых связано с общностью исходных начал международного публичного права и МЧП. Реально значение обычаев для целей определения применимого права невелико. Их надлежит отличать от обычных правил материально-правового характера, т.е. регулирующих те или иные аспекты гражданско-правового отношения по существу. Для обозначения последних в ГК используется термин «обычаи делового оборота» (см. ст. 5, п. 6 ст. 1211 ГК РФ).

2. Нормы, помещенные в разд. VI ГК, учитывают предметную сферу регулирования ГК. Поэтому, например, коллизионные проблемы семейных, трудовых отношений, вопросы международного гражданского процесса, международного коммерческого арбитража в разделе специально не затрагиваются. Таким образом, хотя разд. VI ГК и озаглавлен «Международное частное право», он, безусловно, не исчерпывает всей проблематики МЧП. Вместе с тем стоит подчеркнуть, что нормы, включенные в упомянутый раздел, с учетом, в частности, охвата ими ряда общих положений МЧП, своей разработанности и важной роли ГК в правовом регулировании в целом, могут иметь значение, выходящее за рамки только ГК.

4. Чтобы избежать пробела в регулировании п. 2 комментируемой статьи содержит правило относительно того, каким коллизионным критерием следует руководствоваться, если на основе п. 1 этой статьи невозможно определить применимое право. В качестве резервного, т.е. действующего при невозможности определить применимое право на основании международных договоров РФ, федеральных законов и обычаев, избран принцип наиболее тесной связи.

Комментируемая статья следует одной из характерных тенденций развития МЧП в современном мире, каковой является стремление к большей гибкости регулирования. Оно находит свое воплощение, в частности, в расширяющемся использовании коллизионной привязки к праву страны, с которым отношение наиболее тесно связано.

Именно совокупность обстоятельств дела (а не одно какое-то из них) должны приниматься во внимание в каждом конкретном случае при установлении наиболее тесной связи данного отношения с правом соответствующего государства. Это, на наш взгляд, весьма важный момент для правильного понимания рассматриваемого коллизионного начала, поскольку существенное значение имеет не только наличие соответствующей связи, но и то, каким образом она определяется.

В разд. VI ГК принцип наиболее тесной связи нашел свое прямое воплощение не только в п. 2 комментируемой статьи, но и в нормах, касающихся договорных обязательств (ст. 1211, п. 1 ст. 1213 ГК РФ). Его влияние прослеживается и в ст. 1218 ГК о праве, подлежащем применению к обязательствам из односторонних сделок.

5. Комментируемая статья должна применяться в системном взаимодействии с другими нормами разд. VI ГК, как относящимися к общим положениям, так и по конкретным вопросам. По сути, она (п. 1 и п. 3) в известной степени предопределяет применимость этих норм. В свою очередь, обращение к ним и невозможность на их основе найти ответ на вопрос о применимом праве может потребовать использования п. 2 комментируемой статьи как содержащего общее резервное коллизионное правило.

Это интересно:  Статья 106.5 ГК РФ. Прекращение членства в производственном кооперативе и переход пая

Предписания комментируемой статьи корреспондируют с нормами процессуального законодательства, в частности ст. 11 ГПК и ст. 13 АПК о нормативных правовых актах, применяемых при рассмотрении соответствующих дел.

6. Пункт 3 комментируемой статьи ограничивает сферу применения коллизионного метода регулирования и, соответственно, коллизионных норм, содержащихся в ГК, в случае, если международный договор РФ содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению. Определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Текст данного пункта можно толковать следующим образом.

Определение права, применимого к соответствующему отношению, на основе коллизионных норм исключается, если:

а) существует международный договор, действующий для России;

б) в международном договоре содержатся материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению. Условия комментируемого пункта, таким образом, не применимы, что касается процессуально-правовых, юрисдикционных норм, которые могут содержаться в соответствующем международном договоре.

Использование коллизионных норм исключается при этом тогда, когда их применение необходимо, т.е. когда стороны соответствующих правоотношений не воспользовались своим правом выбора применимого права в силу принципа автономии воли. Комментируемая статья не отменяет действие ст. 1210 ГК о выборе применимого права сторонами частноправового договора.

Предусмотренный настоящим пунктом приоритет материально-правовых норм международного договора в свою очередь может быть ограничен специальными положениями международного договора, определяющими условия его применения. Примером может служить ст. 6 Венской конвенции 1980 г., в которой участвует и Россия. Эта статья прямо обусловливает возможность сторон договора (сделки) исключить для себя применение данной Венской конвенции в целом или в части, за единственным изъятием, что касается формы договора (ст. 12 Венской конвенции 1980 г.).

Пункт 3 комментируемой статьи не исключает также использования в соответствующих случаях надлежащих коллизионных норм, если какие-либо вопросы отношений между сторонами договора (сделки) не полностью урегулированы теми или иными материально-правовыми нормами международного договора. Так, например, если стороны сделки международной купли-продажи не исключили полностью или частично применение Венской конвенции 1980 г., однако отношение, по которому возник спор, прямо не урегулировано Конвенцией, арбитражный суд или международный арбитраж могут, руководствуясь коллизионными нормами ГК, определить национальное материальное право, подлежащее применению для регулирования этого отношения.

Материально-правовые нормы, содержащиеся в международных договорах, имеют преимущество в применении по отношению как к российским, так и к иностранным императивным материально-правовым нормам, содержащимся во внутреннем праве государств.

Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

1. Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов (пункт 2 статьи 3) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже.

2. Если в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

3. Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Комментарий к статье 1186 Гражданского Кодекса РФ

1. В п. 1 коммент. ст. определен предмет международного частного права, а также очерчен круг его источников.

Предмет международного частного права исходя из ч. 1 п. 1 коммент. ст. составляют гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом (о понятии «гражданско-правовые отношения» см. коммент. к ст. 2 ГК).

Ни в международном праве, ни в отечественном законодательстве понятие «иностранный элемент гражданского правоотношения» в полной мере не раскрывается. В п. 1 коммент. ст. упоминаются его две разновидности: наличие в правоотношении иностранного субъекта и нахождение объекта правоотношения за пределами Российской Федерации. При этом перечень видов иностранного элемента сформулирован в законе неисчерпывающим образом. Так, разновидностью иностранного элемента правоотношения, не упомянутой в законе, является содержание правоотношения с участием российского лица, предполагающее совершение действий по его исполнению на территории другого государства (например, содержание обязательственного правоотношения из международного контракта).

Учитывая изложенное, иностранный элемент гражданского правоотношения можно определить как юридический факт, в силу которого тот или иной элемент гражданского правоотношения выходит за территориальные пределы Российской Федерации.

2. Правовые нормы, регулирующие отношения, входящие в предмет международного частного права, подразделяются на два вида: материальные и коллизионные. Материальные нормы — предусмотренные международным договором нормы прямого действия, регулирующие гражданские правоотношения, осложненные иностранным элементом. Материальные нормы являются традиционными по своему содержанию, поскольку устанавливают правила поведения участников определенного вида общественных отношений. Коллизионные нормы — предусмотренные международным договором или внутренним законодательством нормы опосредованного действия, в соответствии с которыми осуществляется выбор материальных норм, регулирующих гражданско-правовые отношения, осложненные иностранным элементом. В отличие от материальных норм коллизионные нормы сами по себе не устанавливают правила поведения, а лишь указывают на материальные нормы, в соответствии с которыми данные правила должны определяться.

3. Нормы международного частного права, равно как и нормы других отраслей права, существуют не сами по себе, а образуют доступные для восприятия формы выражения, которые принято именовать источниками международного частного права.

Исходя из ч. 1 п. 1 коммент. ст. источниками международного частного права являются, во-первых, международные договоры, в которых участвует Российская Федерация. В зависимости от вида норм, установленных международным договором, можно выделить два вида договоров, заключаемых в данной сфере: договоры, содержащие материальные (унифицированные) нормы, и договоры, содержащие коллизионные нормы. Примером международного договора, содержащего материальные нормы, является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров. Коллизионные нормы содержатся, в частности, в Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейно-брачным и уголовным делам.

В-третьих, коллизионные нормы содержатся в других федеральных законах. В настоящее время коллизионные нормы закреплены в разд. 7 СК и в гл. 26 КТМ.

Подзаконные нормативные акты, в том числе указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, по смыслу коммент. ст. не являются источниками международного частного права.

Наконец, в-четвертых, нормы международного частного права могут содержаться в правовых обычаях, признаваемых в Российской Федерации. В настоящий момент на территории Российской Федерации нет какого-либо санкционированного государством обычая, устанавливающего коллизионные нормы.

4. Содержащиеся в рассмотренных источниках нормы подлежат применению, в случаях если дело рассматривается судом, включенным в систему государственной судебной власти. Если же спор из правоотношения, осложненного иностранным элементом, подведомствен третейскому суду, то в силу ч. 2 п. 1 коммент. ст. подлежащее применению право определяется с учетом специальных норм, предусмотренных Законом о международном коммерческом арбитраже. Так, в соответствии с п. 2 ст. 28 Закона при отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Иными словами, если стороны международного контракта согласовали третейский суд, в котором подлежат рассмотрению споры из контракта, и при этом не оговорили применимое право, то третейский суд в отличие от государственного суда не связан унифицированными материальными нормами и вправе руководствоваться коллизионными нормами, выбор которых он осуществляет по своему усмотрению.

Это интересно:  Статья 70 ГК РФ. Учредительный договор полного товарищества

5. В пункте 2 коммент. ст. закреплен один из основополагающих принципов международного частного права — принцип наиболее тесной связи. Согласно данному принципу гражданское правоотношение, осложненное иностранным элементом, должно регулироваться материальным правом страны, с которой его субъекты, объект или содержание объективно имеют наиболее тесную связь. Если перечисленные элементы имеют различную степень связанности с тем или иным государством, то по смыслу данного принципа должен быть выявлен элемент, который для данного правоотношения является определяющим. Таковым, например, является субъект в личных неимущественных правоотношениях, объект — в вещных правоотношениях, содержание — в обязательственных правоотношениях.

6. При уяснении сферы действия принципа наиболее тесной связи необходимо учитывать три момента.

Во-первых, данный принцип международного частного права подлежит применению, если гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, непосредственно не урегулировано ни унифицированными материально-правовыми нормами, ни специальными коллизионными нормами. В этом случае правило о наиболее тесной связи приобретает силу нормы прямого действия, в соответствии с которой должно быть выбрано право, подлежащее применению.

Во-вторых, данный принцип предопределяет содержание специальных коллизионных норм, в соответствии с которыми следует указывать в качестве права, подлежащего применению, право страны, с которой регулируемое отношение имеет наибольшую связь. Идея наиболее тесной связи правоотношения и применимого права проходит красной нитью сквозь современное российское коллизионно-правовое регулирование. Так, согласно п. 1 ст. 1195 ГК личным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет; в силу п. 2 ст. 1205 ГК принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится; в соответствии с п. 1 ст. 1211 ГК при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан (см. коммент. к соответствующим статьям ГК).

В-третьих, из принципа тесной связи возможны исключения. Данный принцип не действует, если стороны международного контракта исходя из принципа автономии воли самостоятельно определят материальное право, подлежащее применению к их взаимоотношениям из контракта. Кроме того, действие данного принципа блокируется нормой п. 2 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже (см. п. 4 коммент. к настоящей статье).

7. В п. 3 коммент. ст. закреплен еще один принцип международного частного права — приоритет материальных норм над коллизионными. Суть данного принципа заключается в следующем. Если гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, подпадает под действие унифицированных материально-правовых норм в силу участия России и соответствующего иностранного государства в международном договоре, то такое правоотношение должно регулироваться материально-правовыми нормами. Коллизионные нормы в этом случае применению не подлежат.

Рассматриваемый принцип устанавливает верховенство материально-правовых норм над закрепленными в международных соглашениях договорными коллизионными нормами и над содержащимися в российском законодательстве внутренними коллизионными нормами. При этом исключение коллизионных норм из сферы действия права допустимо лишь в том случае, когда соответствующее правоотношение урегулировано нормами материального права в полной мере. Если же имеет место лишь частичное материально-правовое регулирование, обращение к коллизионным нормам не исключается.

Например, если иное не установлено условиями контракта о поставке товаров, отношения между российским покупателем и поставщиком из Финляндии должны регулироваться материально-правовыми нормами, содержащимися в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, поскольку Россия и Финляндия являются участниками данного международного договора. При этом следует учитывать, что финская сторона при присоединении к Конвенции сделала оговорку о неприменении на своей территории ч. 2 «Заключение договора». Соответственно, спор между российским покупателем и нерезидентом относительно момента заключения договора, формы договора и т.п. подлежит разрешению с учетом коллизионных норм, содержащихся в ст. 1211 ГК: подлежащим применению следует считать материальное право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Таковым в данном случае является право продавца, т.е. право Республики Финляндии.

8. Исключение из принципа приоритета материальных норм над коллизионными установлено п. 2 ст. 28 Закона о международном коммерческом арбитраже (см. п. 4 коммент. к настоящей статье).

Арбитражные, Гражданские, Уголовные Дела

Изучение и глубокий анализ всех обстоятельств дела
Разработка перспективной юридической защиты

Эффективные юридические решения

Пантюшов О.В.

Адвокатская группа Пантюшов & Партнеры – это коллектив московских адвокатов, имеющих адвокатский стаж от 15 лет и значительный опыт по представлению интересов в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах по спорам, вытекающим из гражданских и предпринимательских отношений.

Защита по уголовным и административным делам также является областью нашей специализации и составляет достаточно весомый объем нашей адвокатской практики. Глубокий анализ мельчайших обстоятельств каждого дела обеспечивает высокий уровень юридической защиты и позволяет найти оптимальное и юридически верное решение возникших разногласий в интересах доверителя. Возбуждение гражданского дела в суде (арбитражном) суде, а также возбуждение уголовного дела требует участие адвоката в качестве представителя (защитника). В процессе реализации своих полномочий адвокат разрабатывает юридическую позицию по делу, консультирует доверителя по различным вопросам, возникающим в рамках соответствующего производства, будь то уголовный (административный) процесс, спор в суде общей юрисдикции или разбирательство в арбитражном суде, а также составляет необходимые процессуальные документы.

Свыше 20 лет юридической практики

Участие адвоката в процессе оказания юридической помощи имеет определенные преимущества, т.к. репутация адвоката является гарантией добросовестности исполнения адвокатом своих обязательств перед Доверителем. Каждый адвокат дорожит своей репутацией, которая складывается в процессе адвокатской деятельности. Наша задача – бороться за права наших Доверителей

Юридические проблемы могут появиться в жизни каждого, тем более в процессе осуществления предпринимательской деятельности организации. Приглашение адвоката гарантирует возможность выяснить правовые последствия совершения действий тех или иных действий.

Почему выбирают нас?

Высокая квалификация адвокатов обеспечена отличным образованием (МГЮА им. Кутафина О.Е., МГУ им. М.В. Ломоносова, Университет МВД РФ). Адвокаты при оказании юридических услуг руководствуются законом и кодексом профессиональной этики адвокатов.

Разумная и гибкая гонорарная политика Полная конфиденциальность отношений в рамках участия адвокатов в процессе реализации своих полномочий. Все сведения, полученные адвокатом при исполнении поручения доверителя, защищены законом и составляют адвокатскую тайну. Это важная гарантия сохранения всех сведений, полученных при оказании квалифицированной юридической помощи

Состязательность судебного процесса обуславливает важность участия в судебном разбирательстве адвоката. В арбитражных делах, которые рассматриваются в арбитражных судах, представительством участников спора занимаются профессиональные юристы – штатные сотрудники компаний, юристы от юридических фирм и, конечно, адвокаты, специализирующиеся на арбитражных спорах (арбитражные адвокаты).

Арбитражные споры вытекают из предпринимательских отношений, что предопределяет обязательное участие адвоката (юриста) в деле, который составляет правовую позицию, обосновывая ее нормами материального права. Между тем, арбитражный суд вправе дать самостоятельную юридическую квалификацию обстоятельств спора и принять решение, которое будет мотивировано иными нормами законодательства, нежели теми, которые были указаны в исковом заявлении или в отзыве на исковое заявление.

В судах общей юрисдикции, которые рассматривают споры из гражданских правоотношений, также необходимо участие адвоката в деле, т.к. суд не вправе оказывать юридическую помощь участникам процесса, поэтому, приглашение адвоката позволит обеспечить квалифицированную юридическую поддержку в судебной тяжбе.

Это интересно:  Статья 200 ТК РФ. Срок и форма ученического договора

В исковом заявлении (отзыве на иск) адвокат, давая правовую квалификацию обстоятельствам дела, просит суд удовлетворить или отказать в удовлетворении исковых требований, в арбитражном деле юридическая квалификация является обязательной в силу закона, т.е. сторона спора должна указать нормы права, которые были нарушены другой стороной и на основании которых испрашивается судебная защита.

Адвокаты представляют собой отдельное сословие юристов, представляющее собой независимую корпорацию, действующую с целью оказания квалифицированной юридической помощи всем заинтересованным лицам. Адвокат – это независимый советник в области права, оказывающий юридические услуги в форме консультаций, посредством составления документов юридического характера, а также путем представления интересов в суде.

Необходимость обращения к адвокатам с целью получения разъяснений юридических вопросов или в целях приглашения адвоката для представления интересов в суде, арбитражном суде или для защиты по уголовному делу может возникнуть в различных ситуациях, возникающих из гражданских отношений между гражданами, так при спорах в процессе ведения предпринимательской деятельности между организациями.

Статья 1186 ГК РФ. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

Комментарий к статье 1186

Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом

1. Право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов ( пункт 2 статьи 3 ) и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются законом о международном коммерческом арбитраже.

2. Если в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

3. Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права, подлежащего применению

1. При определении права, подлежащего применению, толкование юридических понятий осуществляется в соответствии с российским правом, если иное не предусмотрено законом.

2. Если при определении права, подлежащего применению, юридические понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены посредством толкования в соответствии с российским правом, то при их квалификации может применяться иностранное право.

Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем В случае, когда подлежит применению право страны, в которой действуют несколько

правовых систем, применяется правовая система, определяемая в соответствии с правом этой страны. Если невозможно определить в соответствии с правом этой страны, какая из правовых систем подлежит применению, применяется правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

Статья 1189. Взаимность

1. Иностранное право подлежит применению в Российской Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном государстве к отношениям такого рода российское право, за исключением случаев, когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом.

2. В случае, когда применение иностранного права зависит от взаимности, предполагается, что она существует, если не доказано иное.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС-УНИВЕРСИТЕТ», 2013. Система ГАРАНТ выпускается с 1990г.

Дата актуализации: 07.08.2013

Актуальную версию смотрите на сайте

Статья 1190. Обратная отсылка

1. Любая отсылка к иностранному праву в соответствии с правилами настоящего раздела должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующей страны, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права 1. При применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм

в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

2. В целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации в Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов.

Лица, участвующие в деле, могут представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать суду в установлении содержания этих норм.

По требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, бремя доказывания содержания норм иностранного права может быть возложено судом на стороны.

3. Если содержание норм иностранного права, несмотря на предпринятые в соответствии с настоящей статьей меры, в разумные сроки не установлено, применяется российское право.

Статья 1192. Применение императивных норм

1. Правила настоящего раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права.

2. При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения.

Статья 1193. Оговорка о публичном порядке Норма иностранного права, подлежащая применению в соответствии с правилами

настоящего раздела, в исключительных случаях не применяется, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права.

Отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации.

Статья 1194. Реторсии Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения

(реторсии) в отношении имущественных и личных неимущественных прав граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав российских граждан и юридических лиц.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС-УНИВЕРСИТЕТ», 2013. Система ГАРАНТ выпускается с 1990г.

Статья написана по материалам сайтов: gkodeksrf.ru, www.gk-rf.ru, www.law-corporation.ru, kommentarii.org, studfiles.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector