+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 309.1 ГК РФ. Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Статья 309.1. Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

Комментарий к статье 309.1

1. Статья 309.1 ГК РФ, вступившая в силу с 1 июня 2015 г., вводит регулирование так называемого межкредиторского соглашения, по которому несколько кредиторов, имеющих однородные (как правило, денежные) требования к одному и тому же должнику, договариваются о порядке удовлетворения их требований. Такие соглашения иногда заключаются банками, имеющими требования о погашении выданных кредитов к заемщику или намеревающимися совместно кредитовать заемщика.
1.1. В таком соглашении кредиторы могут установить различные организационные правила взаимодействия. Например, они могут договориться о необходимости предупреждать друг друга о ставшей им известной информации о заемщике (например, о нарушении им тех или иных условий договора), о намерении потребовать досрочного погашения долга, заявлении исков к должнику и т.п.
Также в таком соглашении могут быть установлены обязательства не предъявлять к должнику требования о досрочном погашении долга в течение определенного срока, не повышать процентные ставки по выданным кредитам, а также обязательства предоставить должнику отсрочку и т.п.
Нет препятствий и к тому, что среди условий такого соглашения может быть предусмотрен переход требований к должнику от одного из кредиторов к другому на случай возбуждения против должника процедур банкротства.
Если в соглашении имеются исключительно положения о координации деятельности кредиторов, такой договор должен квалифицироваться как договор простого товарищества. Если в нем предусмотрены еще и условия и порядок уступки прав при наступлении тех или иных условий, то следует говорить о смешанном характере договора, в рамках которого появляются как элементы простого товарищества, так и возмездной уступки права. См. также п. п. 6, 8 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54.
1.2. Но ключевое положение, которое иногда встречается в таких соглашениях и прямо упомянуто в п. 1 комментируемой статьи, состоит в установлении старшинства в отношениях между кредиторами (очередности удовлетворения кредиторов, так называемой субординации требований). Суть такого условия в следующем: один из кредиторов соглашается уступить старшинство другому, что означает, что средства, полученные младшим кредитором от должника во исполнение соответствующего договора с таким должником, младший кредитор обязан перечислить старшему. В этом случае к младшему кредитору переходят требования старшего кредитора к должнику на соответствующую сумму. Иначе говоря, при наличии такого условия в межкредиторском соглашении для младшего кредитора происходит конвертация полученных от должника средств в требования к тому же должнику. Очевидно, что при такой конструкции младший кредитор несет более высокий риск банкротства должника, чем старший. Старший кредитор в ускоренном порядке получает причитающиеся ему средства, в то время как младший кредитор вместо денег остается с правами требования, реализация которых может быть в любой момент застопорена возбуждением против должника дела о банкротстве.
Что может побудить одного из кредиторов предоставить другому такое старшинство? У такого шага могут быть разные причины. Например, один из кредиторов — это материнская компания должника, заинтересованная в том, чтобы некий банк предоставил дочернему обществу кредит, а банк выставляет в качестве условия предоставления такого кредита согласие материнской компании на субординацию.
1.3. Безусловно, если должник не участвует в таком соглашении, он осуществляет исполнение своих обязательств перед кредиторами в строгом соответствии с условиями своих договоров с ними. Как указано в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54, права и обязанности должника, не участвующего в соглашении, фактом его заключения напрямую не затрагиваются. При этом предусмотренный таким соглашением порядок удовлетворения требований не является основанием для отказа младшего кредитора в принятии предложенного должником надлежащего исполнения. В случае такого отказа кредитор считается просрочившим (п. 1 ст. 406 ГК РФ).
1.4. Согласно п. 1 комментируемой статьи стороны указанного соглашения обязаны не совершать действия, направленные на получение исполнения от должника, в нарушение условий указанного соглашения. Так, в частности, старший кредитор после того, как его право перешло к младшему, передавшему старшему кредитору полученное от должника, не должен пытаться получить исполнение от должника в части, перешедшей младшему кредитору. Впрочем, этот вывод и без этого очевиден из правил ГК РФ о перемене лиц в обязательстве.
2. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает порядок реализации условия об очередности удовлетворения кредиторов при наличии в межкредиторском соглашении условия о субординации, а именно порядок конвертации полученных младшим кредитором средств в требования. Согласно данной норме после того, как младший кредитор в согласованные сроки (а при отсутствии таковых в сроки, определяемые по правилам п. 2 ст. 314 ГК РФ) перечисляет старшему кредитору полученные от должника средства или их часть, требования старшего кредитора к должнику на ту же сумму переходят к младшему кредитору. Дискуссионным является вопрос, идет ли здесь речь об уступке права на основании сделки цессии, поставленной под отлагательное условие перечисления старшему кредитору указанных средств, или о переходе права в силу закона (в форме суброгации). В любом случае к таким отношениям по замене кредитора подлежат применению положения гл. 24 ГК РФ о переходе обязательственных прав.
2.1. Согласно п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из взаимоотношений сторон, младший кредитор не отвечает перед старшим за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должником. В то же время, как указывает ВС РФ, в случае просрочки должника в отношении обязательства перед младшим кредитором последний обязан сообщить о данном факте старшему кредитору. Эта обязанность в принципе может быть выведена из общего принципа добросовестности (п. 3 ст. 307 ГК РФ). Но ВС РФ идет дальше и в том же разъяснении указывает на то, что старший кредитор, узнав о просрочке должника по долгу перед младшим кредитором, может по общему правилу потребовать от младшего кредитора уступить ему права к должнику. Последствие такой уступки по требованию старшего кредитора ВС РФ не проясняет, но, видимо, речь идет о том, что младший получает в обмен права к должнику на ту же сумму, принадлежащие старшему кредитору. Подобная сложная конструкция обмена правами не следует из закона и вызывает некоторые сомнения. Не вполне понятно, зачем сторонам такой обмен. Вряд ли такая конструкция может подразумеваться реальными сторонами таких соглашений. Поэтому выводить ее в качестве действующей по умолчанию было не вполне разумно. В то же время такой обмен, по мысли ВС РФ, может быть инициирован лишь по требованию старшего кредитора. Если тот не заинтересован в обмене, он такое требование не заявит.
2.2. Безусловно, положения п. 2 комментируемой статьи по своей сути являются диспозитивными, и стороны вправе договориться об ином порядке такой конвертации: например, установить вместо автоматического перехода прав к младшему кредитору обязательство старшего кредитора уступить младшему права к должнику, а также инверсию очередности такой конвертации: вначале права переходят к младшему кредитору, и только потом младший перечисляет старшему кредитору полученные от должника средства. Также в таком соглашении может быть установлено, что от старшего кредитора к младшему переходит требование, номинал которого выше, чем сумма, которую младший кредитор переводит старшему.
После приобретения младшим кредитором прав к должнику в результате такой конвертации младший кредитор вправе заявить должнику требование об исполнении обязательства последнего.
3. Согласно положению п. 3 комментируемой статьи межкредиторское соглашение не затрагивает права должника или иных кредиторов, если они не присоединились к такому соглашению. Это в полной мере вытекает из общего принципа относительности обязательственной связи (ст. 308 ГК РФ).
3.1. Особая проблема возникает в случае банкротства должника. Связывает ли соглашение кредиторов конкурсного управляющего должника при банкротстве последнего? Иначе говоря, должен ли конкурсный управляющий распределять средства между участвующими в межкредиторском соглашении кредиторами в соответствии с их договоренностями об очередности или конкурсный управляющий распределяет средства в строгом соответствии с нормами законодательства о банкротстве и только после этого младший передает старшему кредитору полученное от должника?
На первый взгляд представляется логичным и соответствующим природе отношений вывод, что конкурсный управляющий должен напрямую распределять средства из конкурсной массы в соответствии с условиями соглашения о субординации требований (как минимум если должник участвовал в таком соглашении, а возможно, и при неучастии должника в нем). В таком случае младший кредитор остается ни с чем, но это представляется вполне нормальным, так как воля сторон такого соглашения состояла именно в перераспределении риска неисправности должника. В п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 отражен иной подход: «Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их однородных требований к должнику создает обязательства между кредиторами, но не меняет порядок проведения процедур и очередность удовлетворения требований кредиторов, установленные Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Но остается не вполне ясным, меняет ли что-то в этом вопросе участие должника в межкредиторском соглашении.
До прояснения этих банкротных аспектов сторонам межкредиторского соглашения, предусматривающего субординацию требований, логично предусматривать условие о том, что при банкротстве должника полученное младшим кредитором в рамках конкурсного производства передается старшему кредитору безвозмездно. Такая передача не должна рассматриваться как дарение, если отсутствует воля одарить (animus donandi), речь идет о заранее заключенном сторонами соглашении о перераспределении риска банкротства должника, и при этом в рамках такого соглашения младший кредитор получает ту или иную прямую или косвенную выгоду от уступки старшинства.

Это интересно:  Статья 163 ГК РФ. Нотариальное удостоверение сделки

Содержание

Статья 309.1. Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику

СТ 309.1 ГК РФ

1. Между кредиторами одного должника по однородным обязательствам может быть заключено соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику, в том числе об очередности их удовлетворения и о непропорциональности распределения исполнения. Стороны указанного соглашения обязаны не совершать действия, направленные на получение исполнения от должника, в нарушение условий указанного соглашения.

2. Исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями указанного соглашения. К кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части.

3. Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, в том числе для должника (статья 308).

Комментарий к Ст. 309.1 Гражданского кодекса РФ

1. Кредиторы могут заключить между собой соглашение, регулирующее порядок удовлетворения их требований к должнику, при соблюдении ряда условий:

1) речь идет о кредиторах одного и того же должника;

2) речь идет об однородных обязательствах. Однородными являются те обязательства, которые имеют одинаковый предмет (например, деньги или вещи одного и того же вида, определяемые родовыми признаками). Соответственно, если должник одним кредиторам должен деньги, другим — товар, то заключение указанного соглашения между всеми кредиторами этого должника не представляется возможным. В этой ситуации будет заключено два соглашения: одно между кредиторами, претендующими на уплату им денег, другое — между кредиторами, претендующими на получение товара.

В указанном соглашении кредиторы определяют:

а) очередность удовлетворения их требований должником (т.е. какой из кредиторов получит исполнение раньше других);

Каждый из кредиторов указанного соглашения принимает на себя обязательство не совершать действия, направленные на получение исполнения от должника, в нарушение условий этого соглашения.

2. В п. 2 комментируемой статьи закреплены последствия, связанные с нарушением кредиторами условий соглашения о порядке удовлетворения их требований к должнику. В частности, установлен следующий механизм:

1) исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями указанного соглашения.

2) к кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части.

Так, например, соглашением предусмотрена указанная выше очередность (сначала кредитор А., потом Б.), где суммы требований распределены следующим образом:

3. Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (см. комментарий к ст. 308 ГК РФ о сторонах обязательства).

Кроме того, соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не является обязательным и для самого должника. То есть должник не обязан исполнять свои обязательства перед кредиторами в той очередности, которая определена соглашением кредиторов. Добросовестность соблюдения условий очередности по такому соглашению целиком и полностью лежит на самих кредиторах, которые обязаны воздержаться от действий, направленных на получение исполнения от должника в нарушение соглашения.

Публикации

Соглашение кредиторов vs Статья 309.1 ГК РФ

Татьяна Светлова, Старший юрист Поволжской дирекции

Светлова_эж-Юрист_Соглашение кредиторов vs Статья 309.1 ГК РФ_03.2016

Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 22.11.2016 № 54 разъяснил порядок применения новелл гражданского законодательства, в частности положений ст. 309.1, указав, что соглашение создает обязательства между кредиторами. При этом в случае введения в отношении должника процедуры банкротства требования кредиторов подлежат удовлетворению в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Разъяснения ВС РФ представляются логичными и на первый взгляд указывают лишь на необходимость обращения к общей теории права (в частности, к соотношению общих и специальных правовых норм).

Между тем при более детальном анализе становится очевидно, что рассматриваемые разъяснения могут служить отправной точкой в формировании единого подхода к применению правовой нормы судами.

Практика применения положений рассматриваемой статьи в настоящее время не сформирована, однако ее общий принцип соотносится с принципами гражданского законодательства о свободе договора, недопустимости злоупотребления правом.

Для должника не указ

Пункт 3 ст. 309.1 ГК РФ закрепляет, что соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, в том числе для должника.

Это интересно:  Статья 85 ЗК РФ. Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий

Иными словами, должник, не являясь стороной соглашения, оставляет за собой право исполнять обязательства перед кредиторами по своему усмотрению либо в порядке очередности, предусмотренной законом о банкротстве (в случае применения к нему процедур банкротства).

При этом кредиторы обязаны исполнить свои обязательства по соглашению в любом случае: как при удовлетворении реестровой задолженности, так и при выплате ими текущего долга.

Обязанность принять исполнение

Согласно п. 2 ст. 309.1 ГК РФ кредитор обязан принять надлежащее исполнение от должника, даже если это нарушает порядок соглашения, заключенного им с другими кредиторами данного должника по однородным обязательствам. По общему правилу к однородным относят обязательства с одинаковым объектом (например, денежные обязательства). При этом в законе не содержится четкого определения однородности. Чтобы считаться однородными, не требуется, чтобы обязательства вытекали из того же обязательства или обязательства одного вида (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65).

Исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями соглашения. К кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части.

Таким образом, несмотря на принятые в соответствии с соглашением обязательства, кредитор обязан принять исполнение от должника, в противном случае он будет считаться просрочившим, что предоставляет должнику право на возмещение вызванных просрочкой убытков в соответствии со ст. 406 ГК РФ.

Применение процедуры банкротства

Аналогичный принцип действует и при применении к должнику процедуры банкротства, на что указывает ВС РФ в своем разъяснении (в Постановлении Пленума ВС РФ № 54 от 22.11.2016 № 54).

Законом о банкротстве предусмотрено, что кредиторы получают удовлетворение своих требований пропорционально (при включении их требований в реестр) или в календарной очередности (в случае, если требования являются текущими) (согласно ст. 5 Закона «№ 127-ФЗ под текущими платежами понимаются денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом). Требования кредиторов, пропустивших срок на обращение с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после расчета с кредиторами (текущими и включенными в реестр) (согласно Закону № 127-ФЗ срок обращения с заявлением о включении в реестр требований кредиторов является пресекательным и не подлежит восстановлению (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26.06.2005 № 93).

Однако соглашением может быть предусмотрено, что кредитору «за реестром» долг должен быть погашен ранее, чем текущему кредитору, в этом случае, руководствуясь нормой п. 2 ст. 309.1 ГК РФ, текущий кредитор получает исполнение от должника в сроки, предусмотренные Законом № 127-ФЗ, передает это исполнение кредитору, чье требование должно быть исполнено согласно соглашению, и занимает его очередь.

Условия распространяются только на участников

Рассматриваемая статья, а также практика ее применения указывают, что, если кредитор не является стороной соглашения, его условия на кредитора не распространяются даже в случае получения им видимого преимущества по условиям соглашения.

Так, судом апелляционной инстанции рассматривался вопрос о законности определения суда первой инстанции о признании недействительным решения собрания кредиторов.

Кредиторы большинством голосов без участия уполномоченного органа решили, что требования налоговой к должнику должны быть погашены в первоочередном порядке. Федеральная налоговая служба России обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать недействительным решение собрания кредиторов в указанной части. Суд первой инстанции, выводы которого поддержала апелляция, удовлетворил заявление, указав, что норма ст. 309.1 ГК РФ допускает возможность оказания предпочтения одному из кредиторов должника лишь в случае, если соответствующее соглашение принято по воле всех кредиторов, в том числе и того кредитора, кому оказывается предпочтение в части либо очередности удовлетворения, либо непропорциональности распределения исполнения. Суды пришли к выводу, что решение собрания кредиторов нарушает права уполномоченного органа, так как направлено по существу на удовлетворение его требований в общем порядке, установленном законодательством, что не соответствует воле органа.

Таким образом, рассматриваемый правовой механизм и возможность его применения создают дополнительные гарантии добросовестным участникам гражданского оборота того, что будут соблюдены требования ст. 10 ГК РФ, закрепляющей недопустимость злоупотребления правом в любых его формах. Применительно к банкротству запрет на применение условий соглашения к лицам, не участвующим в его заключении, препятствует использованию указанного правового механизма с целью получения контроля над ходом процедуры банкротства.

Можно сделать вывод, что разъяснения Пленума ВС РФ отвечают общегражданским принципам равенства участников, свободы договора, а также недопустимости использования прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, и, несмотря на более чем лаконичное содержание, создают правовую определенность применения ст. 309.1 ГК РФ судами.

Соглашение кредиторов vs статья 309.1 ГК РФ (Светлова Т.)

Дата размещения статьи: 20.11.2017

В 2015 году вступили в силу изменения в ГК РФ, которыми в числе прочего введена ст. 309.1. Согласно ей кредиторы одного должника по однородным обязательствам вправе заключить соглашение о порядке удовлетворения их требований к должнику, в том числе об очередности их удовлетворения и о непропорциональности распределения исполнения. Как сочетаются новые положения ГК РФ и законодательство о банкротстве и какие разъяснения по этому поводу дает ВС РФ?

Отправная точка

Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 22.11.2016 N 54 разъяснил порядок применения новелл гражданского законодательства, в частности положений ст. 309.1, указав, что соглашение создает обязательства между кредиторами. При этом в случае введения в отношении должника процедуры банкротства требования кредиторов подлежат удовлетворению в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Разъяснения ВС РФ представляются логичными и на первый взгляд указывают лишь на необходимость обращения к общей теории права (в частности, к соотношению общих и специальных правовых норм).
Между тем при более детальном анализе становится очевидно, что рассматриваемые разъяснения могут служить отправной точкой в формировании единого подхода к применению правовой нормы судами.
Практика применения положений рассматриваемой статьи в настоящее время не сформирована, однако ее общий принцип соотносится с принципами гражданского законодательства о свободе договора, недопустимости злоупотребления правом.

Для должника не указ

Пункт 3 ст. 309.1 ГК РФ закрепляет, что соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, в том числе для должника.
Иными словами, должник, не являясь стороной соглашения, оставляет за собой право исполнять обязательства перед кредиторами по своему усмотрению либо в порядке очередности, предусмотренной законом о банкротстве (в случае применения к нему процедур банкротства).
При этом кредиторы обязаны исполнить свои обязательства по соглашению в любом случае: как при удовлетворении реестровой задолженности, так и при выплате ими текущего долга.

Это интересно:  Статья 15.38 КоАП РФ. Нарушение законодательства Российской Федерации о кредитной кооперации и законодательства о сельскохозяйственной кооперации

Обязанность принять исполнение

Согласно п. 2 ст. 309.1 ГК РФ кредитор обязан принять надлежащее исполнение от должника, даже если это нарушает порядок соглашения, заключенного им с другими кредиторами данного должника по однородным обязательствам. По общему правилу к однородным относят обязательства с одинаковым объектом (например, денежные обязательства). При этом в законе не содержится четкого определения однородности. Чтобы считаться однородными, не требуется, чтобы обязательства вытекали из того же обязательства или обязательства одного вида (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65).
Исполнение, полученное от должника одним из кредиторов в нарушение условий соглашения, подлежит передаче кредитору по другому обязательству в соответствии с условиями соглашения. К кредитору, который передал полученное от должника исполнение другому кредитору, переходит требование последнего к должнику в соответствующей части.
Таким образом, несмотря на принятые в соответствии с соглашением обязательства, кредитор обязан принять исполнение от должника, в противном случае он будет считаться просрочившим, что предоставляет должнику право на возмещение вызванных просрочкой убытков в соответствии со ст. 406 ГК РФ.

Применение процедуры банкротства

Аналогичный принцип действует и при применении к должнику процедуры банкротства, на что указывает ВС РФ в своем разъяснении (в Постановлении Пленума ВС РФ N 54).
Законом N 127-ФЗ предусмотрено, что кредиторы получают удовлетворение своих требований пропорционально (при включении их требований в реестр) или в календарной очередности (в случае, если требования являются текущими) (согласно ст. 5 Закона N 127-ФЗ под текущими платежами понимаются денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом). Требования кредиторов, пропустивших срок на обращение с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после расчета с кредиторами (текущими и включенными в реестр) (согласно Закону N 127-ФЗ срок обращения с заявлением о включении в реестр требований кредиторов является пресекательным и не подлежит восстановлению (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26.07.2005 N 93)).
Однако соглашением может быть предусмотрено, что кредитору «за реестром» долг должен быть погашен ранее, чем текущему кредитору, в этом случае, руководствуясь нормой п. 2 ст. 309.1 ГК РФ, текущий кредитор получает исполнение от должника в сроки, предусмотренные Законом N 127-ФЗ, передает это исполнение кредитору, чье требование должно быть исполнено согласно соглашению, и занимает его очередь.

Условия распространяются только на участников

Рассматриваемая статья, а также практика ее применения указывают, что, если кредитор не является стороной соглашения, его условия на кредитора не распространяются даже в случае получения им видимого преимущества по условиям соглашения.
Так, судом апелляционной инстанции рассматривался вопрос о законности определения суда первой инстанции о признании недействительным решения собрания кредиторов.
Кредиторы большинством голосов без участия уполномоченного органа решили, что требования налоговой к должнику должны быть погашены в первоочередном порядке. Федеральная налоговая служба России обратилась в суд с заявлением, в котором просила признать недействительным решение собрания кредиторов в указанной части. Суд первой инстанции, выводы которого поддержала апелляция, удовлетворил заявление, указав, что норма ст. 309.1 ГК РФ допускает возможность оказания предпочтения одному из кредиторов должника лишь в случае, если соответствующее соглашение принято по воле всех кредиторов, в том числе и того кредитора, кому оказывается предпочтение в части либо очередности удовлетворения, либо непропорциональности распределения исполнения. Суды пришли к выводу, что решение собрания кредиторов нарушает права уполномоченного органа, так как направлено по существу на удовлетворение его требований в общем порядке, установленном законодательством, что не соответствует воле органа.
Таким образом, рассматриваемый правовой механизм и возможность его применения создают дополнительные гарантии добросовестным участникам гражданского оборота того, что будут соблюдены требования ст. 10 ГК РФ, закрепляющей недопустимость злоупотребления правом в любых его формах. Применительно к банкротству запрет на применение условий соглашения к лицам, не участвующим в его заключении, препятствует использованию указанного правового механизма с целью получения контроля над ходом процедуры банкротства.
Можно сделать вывод, что разъяснения Пленума ВС РФ отвечают общегражданским принципам равенства участников, свободы договора, а также недопустимости использования прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу и, несмотря на более чем лаконичное содержание, создают правовую определенность применения ст. 309.1 ГК РФ судами.

Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику — новелла гражданского законодательства (Гуреев В.А.)

Дата размещения статьи: 08.09.2016

Проблема надлежащего исполнения обязательств в современных реалиях гражданского оборота стоит весьма остро и, как правило, связывается с совокупностью обстоятельств юридико-правового, экономического, социального, психологического характера. При этом, безусловно, правовые конструкции обязательственного права должны в наибольшей степени удовлетворять разумным интересам как кредиторов, так и должников, и лишь при таких условиях они будут способны обеспечивать эффективное правовое регулирование складывающихся в указанной сфере общественных отношений. Проводимая реформа отечественного гражданского законодательства носит длящийся характер, затрагивает многие правовые институты и зачастую выступает в некотором смысле рефлексией на потребности практики. К числу таких нововведений можно отнести и появившуюся ст. 309.1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) «Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику» .

Если же мы говорим о случаях заключения смешанного договора между кредиторами и должником, то, по всей вероятности, после введения процедур банкротства подобное соглашение будет противоречить императивным положениям Закона о несостоятельности и, как следствие, не подлежащим применению к отношениям между кредиторами и должником.
Думается, что законодателем пока так и не решен вопрос о соотношении межкредиторского соглашения с процедурами банкротства, что неизбежно будет вызывать вопросы в судебной практике.
Таким образом, соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику, без сомнения, найдет определенную нишу своего применения на практике, но, как представляется, в отсутствие скорейших законодательных ответов на вопрос о возможности интеграции подобной договорной конструкции в процедуры банкротства рассуждать о широком влиянии межкредиторских соглашений на реструктуризацию долгов в России пока не приходится.

Библиографический список

1. Буркова А.Ю. Межкредиторское соглашение в банковской практике // Экономика и право. 2015. N 9.
2. Гуреев В.А. Новеллы законодательства о несостоятельности граждан как фактор развития исполнительного производства // Вестник исполнительного производства. 2015. N 1.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

Статья написана по материалам сайтов: obrazcidogovorov.ru, grazhkod.ru, www.vegaslex.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai, lexandbusiness.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector